Суббота, 22 Июль 2017      10:50 | Вход | Регистрация | Мишель Нострадамус. Портрет.
Мишель Нострадамус. Пророчества и предсказания.
Мифы о Нострадамусе Нострадамус в таблицах. Статьи о Нострадамусе отечественных и иностранных исследователей. Портреты и рисунки из потерянной книги Нострадамуса. Критические статьи о Нострадамусе и не только... Разные статьи на другие темы. Фильмы о Нострадамусе, смотреть онлайн, скачать бесплатно Гостевая книга этого сайта о Нострадамусе.
  
 

БОРЬБА ДВУХ СОПЕРНИКОВ.

Папа Иннокентий IIИннокентий II

После смерти Гонория II разгорелась борьба между двумя конкурентами.

В то время как одна часть кардиналов избрала Иннокентия II, которого поддерживала семья Франджипани, другая партия противопоставляла ему кардинала Петра, принявшего имя Анаклета II. Позднее в официальном списке он попал в число антипап.

Мотивы, по которым церковь отдала предпочтение Иннокентию, нам так же неведомы, как пути господни; мне лично кажется, что Иннокентий всё же был куда большим проходимцем, чем его конкурент Анаклет.

Вначале победа досталась Анаклету; прогнав Иннокентия с престола, он утвердился в Риме, продолжая негодовать по поводу того, что соперник выскользнул из его рук и нашёл себе убежище в неприступной крепости в Пизе.

Разогнав священников из собора святого Петра, расхитив драгоценные украшения и из этого собора, и из остальных богатых церквей, Анаклет несколько утолил свою ярость и принялся энергично сколачивать войска против Иннокентия. Благоразумный соперник к тому времени оставил Италию и переселился во Францию.

Понимая, что вести вооружённую борьбу ему одному не по силам, Анаклет переменил тактику и обратился с посланием к Лотарю второму. Но ввиду того, что оба достойных конкурента одновременно обратились к нему за помощью, Лотарь мудро воздержался от ответа.

Тем временем Иннокентия, которого поддержало влиятельное Клюнийское аббатство, признали во Франции папой.

Потерпев фиаско у европейских властителей, Анаклет стал укреплять своё положение в Италии на тот случай, если Иннокентий вздумает возвратиться в Рим. Ему удалось заключить союз с герцогом Рожером, которому он уступил княжество Капуанское, неаполитанские владения и титул короля Сицилии. Сверх того, чтобы закрепить союз, святой отец пошёл на самопожертвование в буквальном смысле этого слова: он отдал герцогу в жены свою сестру. Последний дар особенно ценен, ибо Анаклет, как пылкий брат, не расставался со своей сестрой ни днём, ни ночью.

Однако, вскоре его спокойствию пришёл конец. Иннокентий и Лотарь договорились. Поначалу они медлили, не осмеливаясь наступать на Рим с небольшим отрядом, но в конце концов папа и монарх решили попытать счастья. Уж очень они торопились: одному не терпелось поскорее возложить на себя императорскую корону, другому - завладеть престолом апостолов. Когда Лотарь с небольшой армией спустился в Италию, Анаклет, узнав об измене некоторых своих приверженцев, оставил Латеранский дворец и укрепился в замке святого Ангела. Слухи, дошедшие до Анаклета, не были лишены основания. Некоторые нотабли, присягнувшие недавно на верность Анаклету, с триумфом встретили его конкурента и короля.

Утвердившись на Авентине, Иннокентий II был лишён возможности короновать Лотаря в соборе святого Петра, где обычно происходило посвящение императоров, так как эта церковь, как и большая часть римских кварталов, оставалась во власти другого папы. Поэтому ему пришлось возложить на своего друга корону в Латеране.

Как пишет Оттон Фрейзингенский, Иннокентий II впоследствии заказал картину, изображавшую его на троне, в то время как коленопреклоненный Лотарь получает из его рук корону.

Папа Иннокентий IIИннокентий II

В течение нескольких месяцев армия Лотаря, состоявшая всего из двух тысяч человек, безуспешно осаждала замки, занятые сторонниками Анаклета; королевские войска заметно редели, осыпаемые градом камней и стрелами осаждённых. Пока Лотарь колебался, штурмовать ли ему башни, в которых засели приверженцы Анаклета, до него стали доходить слухи, что Рожер во главе значительного отряда вышел на помощь своему деверю. Тогда Лотарь поспешил возвратиться в Германию, предоставив Иннокентия II милости божьей. Увы, Саваоф оказался слабым защитником! Иннокентию пришлось покинуть Рим и временно обосноваться в Пизе, откуда он стал бомбардировать соперника новыми анафемами. Почти целый год прошёл более или менее спокойно; грозные проклятья не вызывали никакого волнения среди приверженцев Анаклета. Тогда Иннокентий решил применить более действенное средство: он заключил с императором соглашение относительно владений графини Матильды и убедил Лотаря второй раз перейти Альпы. Момент был выбран удачно: римская курия находилась в состоянии полного развала. Анаклет, истратив суммы, добытые благодаря разграблению церквей, оказался не в состоянии поддерживать верность своих сторонников. Во дворце наступили унылые дни: кончились оргии, разбежались веселые женщины, папе и его сателлитам пришлось вести спартанский образ жизни. Эффект не замедлил сказаться - партия Анаклета таяла с каждым днём.

Иннокентий II, отлично осведомленный о положении при папском дворе, направился в Рим во главе трёх тысяч конников Лотаря. Последний в это время изгнал Рожера из Калабрии. Святой отец и император соединились в городе Бари. Здесь произошёл инцидент, который мог бы обеспечить победу Анаклету, будь его соперник менее расторопен.

Иоанн Комнин, глава Восточной империи, прислал к Лотарю своих послов, среди которых находился один весьма красноречивый монах. Монаху, вероятно, было кем-то поручено разоблачить Иннокентия; он обвинял его в нечестивости, прелюбодеянии, содомии. Пламенные речи монаха произвели большое впечатление на императора, и он решил покинуть своего друга и перейти на сторону его врага. Но раньше, чем Лотарь осуществил своё намерение, загадочная болезнь желудка (очевидно, промысел божий!) в течение двух дней унесла его в могилу. Иннокентий уже в одиночестве завершал свой поход на Рим. Между тем король Сицилии, воспользовавшись смертью императора, разграбил Калабрию и Апулию и двинулся освобождать Анаклета от римского пленения. Положение Иннокентия было далеко не блестящим. С небольшой конницей нечего было и думать о разгроме многочисленной армии Рожера. Но предприимчивый Иннокентий не растерялся. Всевышний, который уже однажды помог святому отцу избавиться от Лотаря, и на этот раз не отказал ему в поддержке. Анаклет внезапно захворал странной болезнью, по признакам весьма похожей на болезнь Лотаря; через несколько дней Анаклет умер в страшных мучениях.

Враги Иннокентия II выбрали преемником умершего папы кардинала Григория.

Но у того вскоре не оказалось сторонников. Памятуя об участи Анаклета, сателлиты его разбежались, а некоторых из них подкупил неуёмный папа. После долгих испытаний Иннокентий II вернулся в Рим. Но конец его мытарствам не наступил. Рожер не сложил ещё оружия и продолжал продвигаться со своей армией. Собрав несколько отрядов, Иннокентий двинулся навстречу врагу. Королю Сицилии без труда удалось разбить папское войско и его самого захватить в плен. Иннокентию пришлось согласиться на условия Рожера, который принудил его подписать договор, по которому все земли и привилегии, данные Рожеру Анаклетом, оставались за ним. 6 января 1139 года Иннокентий II (его имя в переводе с латыни означает невинный!) вернулся в Рим и оставался на престоле до 1143 года.

Война, возникшая в результате конкуренции двух пап, продолжалась девять лет!


ХРИСТИАНСТВО - РЕЛИГИЯ МИЛОСЕРДИЯ.

Папа Целестин IIЦелестин II

Преемник Иннокентия Целестин II пробыл на престоле пять месяцев. В это время на Востоке происходили гонения на секту богомилов, которых ещё раньше, при Алексее Комнине, подвергали преследованиям и осуждали на сожжение.

Эти схизматики утверждали, что у бога-отца было два сына. Старший, по имени Сатанаил, восстал против отца и был изгнан им на землю.

Таким образом, наш земной шар богомилы превратили в место ссылки для жителей рая!

Сатанаил, как явствует из учения этих одержимых фанатиков, заполнял свой досуг на земле тем, что сотворял весь видимый мир...

Затем богомилы утверждали, что Иисус Христос, младший сын милосердного бога-отца, явился на землю по повелению своего родителя, чтобы разрушить могущество Сатанаила и водворить его в преисподнюю, отняв от его имени ангельский слог - "ил".

В сущности, эта легенда так же нелепа, как все басни о сотворении мира и земном рае. Беда её заключалась в том, что в некоторых деталях она противоречила канонической легенде.

Как бы там ни было, учение богомилов считалось ересью, а с еретиками церковь не церемонится. По утверждению Матвея Эдесского, десять тысяч еретиков были брошены в море, в том числе родная бабка Алексея Комнина. Глава секты, монах Нифонт, был осужден на ужасные пытки. Только религиозное исступление способно на что-либо подобное. Монаху из бороды вырывали по одному волосу (а борода, по словам летописцев, была густой и длинной), затем на допросе палач, мастер своего дела, выдавил ему глаза из орбит. В заключение несчастного Нифонта сожгли на костре.

Не забудьте: христианство - это религия милосердия!

Папа Люций IIЛюций II

Когда умер Целестин II, кардиналы и нотабли римской курии, не предупредив ни народ, ни духовенство, собрались в Латеранском дворце и тайком возвели на престол кардинала Жерардо, принявшего имя Люция II. В смысле нравственности Люций ничем не отличался от остальных пап двенадцатого века. Его оргии не являются особой достопримечательностью в истории святого престола: грешил Люций, так сказать, умеренно. Только его страсть к господству не знала никакой меры. Главой Западной империи в это время был Конрад Благочестивый, характер которого целиком оправдывал это прозвище.

Какие бы преступления папы ни замышляли, они всегда могли рассчитывать на поддержку такого императора.

Вскоре после восшествия Люция II на престол по всей Италии вспыхнули восстания. Грубый и надменный Люций не допускал сопротивления ни малейшим своим желаниям и строго пресекал даже самые незначительные проявления самостоятельности у своей паствы. Сгорая от нетерпения как можно скорее сломить римлян, Люций, не дожидаясь прихода солдат, которых предоставил в его распоряжение король Сицилии, перегнул палку, и это привело к народному восстанию.

Вождем восстания был Арнольд Брешианский, ученик прославленного французского учёного Абеляра; он поднял римлян на вооружённую борьбу, и они силой добыли те свободы, в которых им отказывал папа. Они организовали сенат, избрав одного патриция для управления Римом. Сенат в полном составе направился в Латеранский дворец и от имени всей нации объявил Люция лишённым всех прав, которые были приобретены папами. Сенат потребовал от представителей церкви отказаться от светских владений, от мирских забот и дел и ограничиться исключительно духовной деятельностью.

Папа Люций IIЛюций II

Святой отец с присущим этому тирану высокомерием пригрозил страшной карой. Но проникнутые революционным духом римляне не испугались; стремясь возвратить городу его былое величие, они учредили на Капитолии новую коммуну и выбрали пятьдесят шесть сенаторов, по четыре от каждого округа.

Тогда Люций II обратился к императору Конраду за помощью. Сенат, узнав об интригах папы, в свою очередь, отправил к императору послов, чтобы они поведали ему об истинном положении дел.

Конрад Благочестивый не ответил на обращение римлян и даже не удостоил их послов приёма, в то время как папских легатов он принял весьма благосклонно и отдал приказ о комплектовании в его владениях армии для защиты святого престола.

Ещё до того как легаты получили распоряжение императора, Люций, поддерживаемый знатью, пошёл на штурм Капитолия. Вооружившись топором, святой отец стал ломиться в ворота древнего здания, где некогда находились сенаторы и консулы, управлявшие миром. Но камень (разумеется, не тот, на котором Иисус Христос собирался воздвигнуть свой храм) ударил его по голове. На следующий день Люций II предстал перед Саваофом - богом войны. Он пробыл на престоле апостолов меньше года (10 марта 1144 года - 3 февраля 1145 года).


ЛЮБОПЫТНАЯ КНИЖИЦА.

Автор, которого никак нельзя назвать антиклерикалом, ибо он сам был монахом, оставил потомкам весьма занятную книжицу о нравах, царивших в монастырях в середине двенадцатого века. Сочинение его нельзя причислить к жанру веселого анекдота, сатиры или памфлета. Скорее всего это ряд предписаний, касающихся вопросов дисциплины. Это - свод законов клюнийского аббата Петра, в своё время оказавшего поддержку Иннокентию II. Уже один этот факт говорит о том, что он был человеком весьма гибким в смысле нравственности. И если даже такой человек не выдержал безобразий монашеской братии и счёл нужным опубликовать свой законник, призванный исправлять нравы духовенства, можно представить, до чего они дошли в своей распущенности.

Первая часть этой любопытной книжицы посвящена размышлениям о заблуждениях Магомета. Мы не будем останавливать на ней внимание нашего читателя. Гораздо интереснее вторая часть этого произведения. Приведём несколько цитат из монастырских статутов того ордена, к которому принадлежал Пётр.

"Запретить монахам на третий день недели, по средам, есть диких уток и водяных курочек, ибо они относятся к породе птиц, хотя и плавают..." Предписание это свидетельствует, что Александр Дюма не клеветал на патера Горанфло, который, по его словам, поглощал в постный день жирную пулярку, окрестив её предварительно карпом.

"Запретить монахам после ужина распивать всякие настойки из сахара, мёда или перца..." Намерения благочестивого монаха вполне понятны: напитки эти оказывают возбуждающее действие, и монахи потребляли их, видимо, не зря.

"Запретить монахам принимать пищу более трёх раз в день". Сколько же раз в день они обжирались за счёт округи, эти святоши?! Наверняка, они убили и слопали не одного барана.

"Запретить монахам носить украшения и драгоценные ткани... а также содержать более двух слуг..." Недурно устраивались эти господа!.. Спрашивается, какое же количество слуг обслуживало этих бездельников?

"...Оставаться в приёмных с молодыми женщинами в ночные часы..." Обычно в приёмных беседуют с посетителями. И разумеется, не по ночам. Можно поручиться, что они занимались чем-то иным.

"Запретить монахам брать на воспитание обезьян, а также уединяться в кельях с новичками под предлогом обучения их молитвам..." Обучения молитвам! Великолепно! Однако, следует призадуматься над явным несоответствием таких слов, как: "воспитание обезьян" и "уединение с послушниками". Почему Пётр объединяет это? Мы не смеем ничего утверждать и только смутно подозреваем, что монахи даже обезьян "обучали молитвам".

Вот ещё одна цитата:

"Запретить принимать молодых монахов без специального разрешения аббата, иначе аббатства станут сборищем бродяг и гнусных развратников..." Какие тут могут быть сомнения? Автор уже не намекает, а категорически утверждает: монахи, не довольствуясь обществом друг друга, давали приют у себя бродягам и развратникам. Заметьте притом, как часто достопочтенный аббат любит употреблять прилагательное "молодые": "молодые монахини, молодые монахи". Он явно проговаривается... До чего же они сластолюбивы, эти благочестивые клюнийские монахи!

В послесловии автор назидательного труда оплакивает возрастающую испорченность монахов. Небесполезно привести оценку этого авторитетного очевидца:

"Эти обители, - писал он, - воздвигнутые благочестивым святым Бенедиктом для нравственного улучшения христианского общества, забыли святой завет своего основателя и превратились в блудилища Содома".


ШТАБ-КВАРТИРА КАТОЛИЧЕСКОГО ВОИНСТВА В ОПАСНОСТИ.

Папа Евгений IIIЕвгений III

После трагической смерти Люция II народ хотел выбрать первосвященника, сочувствующего революционным идеям. Кардиналы мыслили иначе. Они собрались тайком и единодушно избрали папой одного монаха - аббата монастыря святого Анастасия. Сенат, узнав о тайном совещании конклава, объявил кардиналам, что новоизбранному папе надлежит принять новую конституцию и подчиниться её законам. Кардиналы попросили день на размышления, и сенат согласился. Ночью кардиналы со своим папой Евгением III удрали из Рима и заняли крепость Монтинелли. Приняв сан первосвященника в монастыре Фарса, Евгений III явился в Рим с твёрдым решением сломить римлян, дерзнувших поставить какие-то законы выше воли первосвященника.

По призыву Арнольда Брешианского римские граждане взялись за оружие и напали на Латеранский дворец. Святой отец, напялив на себя одежду паломника, бежал из своей резиденции. Тогда народ излил свой гнев на защитников папы. Дворцы кардиналов, епископов и аристократов, поддерживавших идею абсолютной власти папы, были разграблены, сожжены или разрушены. Затем толпа направилась к собору святого Петра, где обычно паломники складывали свои приношения папе, и принялась распределять эти даяния среди беднейшего населения Рима. Произошла кровавая стычка - в ход были пущены копья и палки; священники попытались оказать сопротивление, ссылаясь, несомненно, на христианское милосердие. Это сопротивление обошлось им дорого - они были безжалостно убиты. У Евгения III не оставалось никаких надежд на возвращение в свою резиденцию. Ему пришлось бежать из Рима. Вернулся он в вечный город лишь три года спустя. Во время его скитаний Римом управлял Арнольд Брешианский.


КТО ЕЩЁ ИЗ СВЯТЫХ СПОДОБИЛСЯ ТАКОЙ МИЛОСТИ?

Не всякий кретин обязательно бывает фанатиком, но уж во всяком случае всякий фанатик - обязательно кретин.

Главным учителем и покровителем Евгения III был Бернард, или, как его называет церковь, святой Бернард. Этот глава христианского мира, перед которым преклонялся весь Запад, взялся объединить всех христиан в одну великую армию, во главе которой стояло бы духовенство. Он легко склонил к этому Евгения III, которому, кстати говоря, нечем было заняться во время своих скитаний.

В учебниках истории пространно изложено, сколь трагичен был второй крестовый поход, и потому мы не будем распространяться о нём. Достаточно сказать, что из двух громадных армий, отправившихся на восток, до Палестины добралось лишь несколько отрядов.

По словам одного историка, пламенный фанатик Бернард, ратуя за святой поход, заставил пустить слезу даже короля Людовика седьмого, а ведь этот благочестивый король незадолго перед тем сжег церковь, в которой была заперта тысяча человек.

В красноречивой проповеди Бернард говорил об опасностях, грозящих церкви, о заслугах крестоносцев, принявших обет отомстить за спасителя; он обещал от имени папы отпущение грехов каждому, кто возьмет крест. В заключение Бернард предсказал блестящие победы и триумфальное возвращение христиан после полного истребления неверных. По словам того же историка, "толпа ликующими криками, как некогда в Клермоне, отвечала на проповедь Бернарда. Когда у него не хватило готовых крестов, он разорвал на себе платье, чтобы приготовить из него новые".

Однако, будучи святым, Бернард заблуждался, как обыкновенный смертный. Никогда ещё предсказания очковтирателей не проваливались с таким треском.

Но даже и после полного крушения крестового похода святой плут пытался изворачиваться. Прибегая к ловким уверткам, он объяснял удивленным христианам, будто пророчество его не сбылось главным образом потому, что их позорные грехи вызвали гнев Христа и в наказание за совершённые преступления он помешал крестоносцам выполнить их обет. Таких шарлатанских приёмов не мог вытерпеть даже иезуит Мэмбур.

"Подобными рассуждениями, - пишет он, - каждый жулик может объяснить свои лживые пророчества".

Несмотря на то что святой Бернард одному обману противопоставил другой, он не утратил ни одной крупицы своей славы святого. Он скончался приблизительно через месяц после смерти Евгения III, и кончина его вызвала настоящее религиозное помешательство у тогдашних фанатиков. Огромная толпа заполнила часовню, в которой было выставлено его тело, облаченное в священные одежды. Из окрестных городов и провинций вереницей стекались верующие в Рим на поклонение новоявленному святому. Дикая свистопляска вокруг тела Бернарда длилась целых два дня. В первый день верующие довольствовались тем, что прикладывали к трупу монеты, ткани, куски хлеба и другие предметы. Монеты становились реликвиями, ткани предназначались для целебных перевязок, а из хлеба изготовляли пилюли для исцеления больных. Если больные, проглатывая эти пилюли, не выздоравливали, добрые христиане слепо верили, что они либо одержимы сатаной, либо закоренелые преступники. На второй день верующие стали отрезать клочки одежды святого, вешая их на шею в виде ладанок, затем они перешли к волосам, а когда волос не осталось, обезумевшие фанатики принялись за останки. У трупа срезали ногти, отрезали нос, уши и разные частицы кожи. Эта благочестивая профанация останков Бернарда кончилась тем, что перед погребением тело святого превратилось в страшную бесформенную массу.


АДРИАН ЧЕТВЁРТЫЙ.

Папа Анастасий IVАнастасий IV

После смерти Евгения III на папском престоле в течение года восседал Анастасий IV, понтификат которого не оставил никакого следа в истории. После него папой стал англичанин, принявший при интронизации имя Адриана IV. В ранней юности этот папа, происходивший из беднейших слоев, нищенствовал в буквальном смысле слова. Невероятный случай словно по волшебству изменил всю его жизнь. Переплыв Ла-Манш, молодой англичанин каким-то образом встретился с настоятелем одного французского монастыря; почтенный аббат, находившийся уже на склоне лет, сразу почувствовал расположение к юноше, сделал его монахом, а позднее, на смертном одре, наказал братии избрать своего любимца настоятелем. Молодой аббат вздумал заняться исправлением нравов вверенной ему обители и, естественно, восстановил против себя всю братию, привыкшую к беспечной и веселой жизни. Монахи отправили делегатов в Рим, непосредственно к папе Анастасию IV, с жалобой на аббата, обвинив его в чудовищных преступлениях. Туда же явился и сам аббат; вероятно, он и впрямь родился в сорочке, потому что сразу покорил папу, и тот не только прогнал монахов, но даже оставил аббата при себе. После смерти Анастасия народ выдвинул его кандидатом на папский престол в надежде, что он будет более демократичен и либерален, чем его предшественник.

Адриан IV, однако, обманул ожидания народа. Этот баловень судьбы очень быстро забыл о своём происхождении и показал себя столь же высокомерным, сколь смиренным он казался в начале карьеры.

Папа Адриан IVАдриан IV

Через несколько дней после его интронизации к нему явились сенаторы с просьбой возвратить Риму его старинные вольности. Адриан IV тоном, не допускающим никаких возражений, заявил сенаторам, что власть папы, установленная богом, выше всех законов - она безгранична - и он не намерен уступать её никому. Как только ему попытались возразить, папа прекратил аудиенцию, а попросту говоря, прогнал сенаторов. Превосходно понимая, что его поведение вызовет недовольство народа, Адриан IV, опасаясь за свою жизнь, превратил свой дворец в крепость.

Опасения папы были не напрасны. Арнольд Брешианский немедленно возобновил борьбу против папской тирании и поднял всеобщее восстание против Латерана.

Несмотря на крайнее возбуждение, мятежники вели себя поразительно сдержанно. Повинуясь вдохновенному проповеднику, римляне не предпринимали никаких насильственных мер против церкви.

Арнольд Брешианский мечтал без пролития крови добиться торжества справедливости и свободы. Последующие события показали, сколь ошибочны были действия этого мечтателя: с духовенством нельзя было поступать так, как советовал римлянам этот пламенный, но наивный реформатор.

Поначалу римлянам казалось, что они победили; волнения в городе понемногу улеглись. Тогда расчётливый папа, который умел выжидать, пустил в ход превосходное средство для восстановления своей власти. Он наложил на римлян общее отлучение: церковная служба была прекращена до того момента, пока папа не даст прощения, двери церкви наглухо заперты, иконы завешены, колокола замолкли. Папа действовал наверняка. Этот мастерски задуманный трюк поверг в отчаяние население города. В ту пору любовь к обрядам у суеверного народа была гораздо сильнее их любви к свободе. Не прошло и двух дней, как народная депутация явилась к Адриану и стала умолять его отменить интердикт.

Депутаты поклялись на евангелии, что приложат все усилия к изгнанию из Рима Арнольда Брешианского и всех его сторонников. Папа ответил, что снимет отлучение лишь после того, как римляне исполнят обещанное.


ГИБЕЛЬ АРНОЛЬДА БРЕШИАНСКОГО.

В то время как развёртывались эти события, Фридрих Барбаросса, который в 1152 году, во время понтификата Евгения III, занял императорский престол, осадил итальянские города, отказавшиеся признать его власть. Испуганный Адриан поспешно отправил в Тоскану трёх кардиналов, чтобы договориться с Фридрихом о его короновании. Фридрих Барбаросса, польщенный расположением папы, не нашёл лучшего способа выразить свою благодарность, как выдать Адриану IV Арнольда Брешианского, имевшего неосторожность прибегнуть к защите императора. Кардиналы с радостью приняли дар Фридриха и возвратились в Рим, захватив с собой закованного в цепи пленника.

По словам некоторых историков, римляне бросились в Леонов город в надежде освободить своего вождя; кровопролитный бой, длившийся весь день, ни к чему не привёл.

Насколько Арнольд был либерален по отношению к своим противникам, настолько церковники были свирепы, заполучив в руки врага. Арнольда Брешианского приговорили к казни, прах его бросили в Тибр из опасения, как бы "его останки не сделались предметом поклонения для безрассудной черни". Папы умеют мстить своим врагам. Оба великих соперника - папство и империя - в лице двух властолюбивых владык снова столкнулись в поединке. Каждый из них считал свою власть божественным установлением. Уже при первой встрече Фридрих, как пишут историки, отказался держать под уздцы лошадь папы, как того требовали традиции того времени, и оскорблённый Адриан отказал королю в разрешении лобызать его туфлю. Целый день прошёл в переговорах, чтобы склонить высокомерных повелителей к уступкам. Согласие между папою и императором возможно, когда им надо поддержать друг друга против их народов. Обыкновенно оно приводит к непрочному перемирию.

Через некоторое время Адриан IV направил своих легатов к Фридриху с просьбой освободить от податей и пошлин владения апостола; считать итальянских епископов подданными, а не вассалами, иначе говоря, освободить их от оммажей; вернуть владения графини Матильды папскому престолу, и наконец, папа требовал для себя полного суверенитета в Риме. Соглашение не было достигнуто; началась война, которая длилась больше двадцати лет и кончилась поражением императора (при папе Александре III).


АЛЕКСАНДР ТРЕТИЙ.

Папа Александр IIIАлександр III

После смерти Адриана IV был избран папой кардинал Роландо Бандинелли - тот самый кардинал, который, будучи папским легатом, на одном из сеймов чуть не был убит немецким вельможей за надменные слова, в гневе сказанные Фридриху: "От кого же император и держит свою власть, как не от папы?"

Новому папе, принявшему имя Александра III, сторонники императора тотчас противопоставили Виктора IV. Чтобы прекратить раздоры, Фридрих созвал собор в Павии. Однако, Александр III, оспаривая у него право созыва собора, не явился в Павию. "Никому не дано меня судить, - заявил он, - я один владею этим правом". Несмотря на то, что собор высказался за Виктора IV, весь христианский мир, исключая Германию, признал папою Александра III. Даже греческий император предложил подчинить папской власти греческую церковь при условии, что Александр отдаст ему корону Фридриха.

Вынуждённый из-за происков Фридриха покинуть Рим, Александр удалился во Францию. Однако, убежавший папа остался папой. Тщётно Фридрих противопоставлял ему после смерти Виктора IV, Пасхалия III. Папа Александр возвратился в Рим и объявил императора низложенным, а его подданных - свободными от присяги на верность. Итальянцы, недовольные вымогательством императорских чиновников, узнав о приговоре, встали на сторону святого престола.

Однако, неуемный Фридрих снова двинулся на Рим, чтобы водворить своего папу - Каликста III (всех трёх пап, которых в период долгой борьбы Фридрих пытался противопоставить Александру, церковь называет антипапами). После восьмидневной осады он вступил в Рим. Александру ничего не оставалось, как в одежде паломника бежать из своей резиденции. Внезапно в германской армии вспыхнула страшная эпидемия, и Фридрих был вынужден вернуться на север.

Тем временем поднялась Северная Италия. По-видимому, ненависть к германскому тирану пробудила в стране общенациональное сознание. Возмущённые деспотизмом императора, жадностью и насилиями его чиновников, города забыли свои старые распри; многие из них объединились в один союз, и таким образом возникла знаменитая Ломбардская лига, сыгравшая немалую роль в разгроме Фридриха. Пятый неудачный поход на Италию закончился кровопролитной битвой; ломбардцы мужественно защищались, немецкие же князья отказали императору в своей помощи. Фридрих был вынужден уступить и, забыв о своём императорском достоинстве, пал к ногам папы.

Все земли, отнятые у апостольского престола, были возвращены ему; оба великих тирана обязались помогать друг другу. Папа обещал относиться к императору как к любимому сыну, император к папе - как к возлюбленному отцу.

Несмотря на заключение мира, противники Александра после смерти антипапы Каликста III пытались избрать четвёртого конкурента папы. Выбор их остановился на Ландоситино, который был провозглашён папой под именем Иннокентия III.

Победитель Барбароссы изобрёл очень остроумное и чисто клерикальное средство для устранения соперника.

Некий римский магнат, пообещав Иннокентию покровительство, уступил ему в качестве резиденции свой замок около Рима. Узнав об этом, Александр уговорил упомянутого магната продать свой замок, предложив владельцу огромную сумму, превышающую его реальную стоимость, с условием, что замок будет отдан ему со всем содержимым. Владетельный князь "по-рыцарски" согласился на эту бесчестную сделку, прекрасно понимая, какая участь ждёт человека, которому он оказал гостеприимство. И действительно, Ландоситино, захваченный в замке, был посажен в каменный мешок. По приказу святого отца пленника подвергли ужасным пыткам. В конце концов палач задушил несчастного антипапу.

Этот эпизод проливает свет на одну из характернейших черт Александра III - на его кровожадную жестокость. Больше всего прославился Александр своей расправой над альбигойцами. Память об этом до сих пор жива в Лангедоке. За два года до своей смерти, в 1179 году, Александр III отправил Генриха, клервоского аббата, с заданием очистить от ереси Лавор и другие города. Достойный легат гнусного папы со святой ревностью выполнил веления своего господина. Кровь полилась рекой по всей Южной Франции. Рассказывая о следующих папах, мы ещё вернёмся к этой мрачной трагедии, но первый акт её разыгрался во времена Александра III.

читать далее...

 
   

Telecar © 2008