Суббота, 22 Июль 2017      10:50 | Вход | Регистрация | Мишель Нострадамус. Портрет.
Мишель Нострадамус. Пророчества и предсказания.
Мифы о Нострадамусе Нострадамус в таблицах. Статьи о Нострадамусе отечественных и иностранных исследователей. Портреты и рисунки из потерянной книги Нострадамуса. Критические статьи о Нострадамусе и не только... Разные статьи на другие темы. Фильмы о Нострадамусе, смотреть онлайн, скачать бесплатно Гостевая книга этого сайта о Нострадамусе.
  
 

СОВЕСТЬ НА АУКЦИОНЕ.

Кардинал Александр Фарнезе, не дожидаясь смерти Климента седьмого, заблаговременно позаботился о занятии престола. Благодаря огромному состоянию он без труда скупил все голоса священной коллегии, и, когда собрался конклав, был убеждён, что его кандидатура не вызовет никаких возражений. Но ошибся. Пять кардиналов, в глубине души надеявшихся, что Карл пятый заплатит им больше, чем Фарнезе, стали интриговать против Александра. Надо признаться, что на этот раз обвинения против кандидата на апостольский трон вполне соответствовали действительности. Фарнезе обвиняли в преступлениях, совершённых им вместе с его сыном, в распутных оргиях, в том, что он занимается магией, не скрывает своего увлечения астрологией и некромантией, не верит ни в бога, ни в святых да ещё похваляется своим неверием.

Не забыли и его чревоугодия: действительно, во время оргий, насытившись множеством блюд и вин, он, следуя древнеримской манере, искусственно вызывал у себя рвоту, чтобы иметь возможность вновь приняться за еду. Кардиналы распространили также множество памфлетов, написанных ими, где разоблачали связь Фарнезе с его дочерью и сестрой и обвиняли его в убийстве пяти дворян, виновных только в том, что они разделяли вместе с ним ласки этих двух распутниц.

И всё-таки Александра Фарнезе избрали папой: он сумел привлечь на свою сторону членов священной коллегии, пообещав им величайшие милости.

Агенты кардинала шли на самые невероятные уловки. Они ссылались на то, что Фарнезе шестьдесят шесть лет, здоровья он слабого и хотя бы по этой причине его стоит избрать, ибо не за горами выборы его преемника.

Такого рода соображение возымело своё действие, и противники начали колебаться. Но это ещё не была окончательная победа. Тогда агенты кардинала нанесли решительный удар: они обратились к двум прелатам со следующими словами: "У кардинала Фарнезе роскошные дворцы. Он может уступить вам четыре из них - по два палаццо каждому из вас! Обратите внимание: роскошная меблировка, золочёная посуда и всё прочее остаётся на месте!"

Это предложение сломило упорство прелатов, хотя они всё ещё колебались. В конце концов пятьдесят тысяч дукатов золотом преодолели сопротивление: столь веский аргумент превратил злейших противников Фарнезе, которого они же совсем недавно обвиняли в безбожии, содомии, кровосмешении и убийствах, в его горячих сторонников.

Непреклонные прелаты и других убедили голосовать за Александра Фарнезе. Он был избран единогласно и принял имя Павла третьего.


ПАВЕЛ ТРЕТИЙ И ЕГО СЕМЕЙСТВО.

Портрет папы Павла III, Тициан.Павел III

Павел третий был одним из распутнейших пап на апостольском троне. Он содержал банду наёмных убийц, которые выполняли его кровавые распоряжения. Для папы и его ублюдка Пьера-Луиджи Фарнезе специальные поставщики силой или хитростью завлекали в Ватикан красивейших девушек и юношей, которых затем умерщвляли и сбрасывали в Тибр.

В интимном кругу Павел третий хвастался своим атеизмом. Обыкновенный человек может гордиться, что пришёл к такому выводу. Глава же христианского мира только доказывал этим своё лицемерие. Однако, отрицая существование бога, папа слепо верил астрологам. Любые, самые незначительные решения он принимал лишь тогда, когда выяснял положение звезд.

Так же, как Лев десятый, Александр шестой, Сикст четвёртый и многие другие папы, Павел третий рьяно заботился об интересах своего семейства: он раздавал родственникам и незаконным детям огромные денежные подарки, осыпал их величайшими милостями; особенную щедрость он проявлял (за счёт народа, конечно!) к Пьеру-Луиджи, своему возлюбленному сыну и фавориту. Другой его сын, шестнадцатилетний Гвидо, являвшийся одновременно его внуком (он родился от родной дочери папы-Констанции), получил кардинальскую шапку. Затем он стал возлюбленным своей матери (которая в то же время была и его сестрой).

Нежную привязанность питал папа к Александру Фарнезе, сыну Пьера-Луиджи: едва ему исполнилось четырнадцать лет, как его одарили титулами и церковными званиями.

Скандальные назначения папы вызвали протест даже со стороны членов священной коллегии. Но кардиналам, которые доказывали, что юноши ввиду своего возраста не в состоянии выполнять возложенные на них высокие обязанности, папа цинично ответил: "Я достаточно опытен, чтобы преподать им всё, чего они ещё не знают".

Большинство назначений осуществлялось по указанию Констанции, щедро награждавшей своих любовников.

Однажды святой отец, не посоветовавшись с ней, назначил семь кардиналов, младшему из которых было за пятьдесят. Констанция стала горько сетовать и попрекать Павла, но тот остался глух к её упрекам и ответил: "На сей раз я предпочёл интересы дела твоим удовольствиям. Мне важно разгромить Реформацию, а для этого необходимо содействие способных и образованных людей".

Действительно, положение церкви требовало энергичных мер. Религиозное влияние лютеран переросло в политическое. Даже Франциск первый стал добиваться союза с ними, что, впрочем, не мешало ему жестоко преследовать реформаторов в самой Франции.

В борьбе с протестантами папа прибегал к совершенно иным методам, нежели его предшественник. Силе он предпочитал хитрость. Притворившись, будто он горит желанием передать все религиозные вопросы на обсуждение вселенского собора, папа устроил в присутствии послов разных европейских государств заседание священной коллегии, где заявил, что беспорядки в христианском мире весьма огорчают его и потому он в ближайшем будущем намерен созвать собор. Была намечена дата его открытия - 16 октября 1534 года. Павел третий назвал даже имена кардиналов, которым поручалось предварительно разработать вопросы, выносившиеся на собор. Наконец папа обратился к прелатам со строгим предупреждением, потребовав, чтобы они исправили своё поведение и перестали смущать своим распутством верующих. Всё это было бесстыдной комедией. Святой отец рассчитывал таким плутовским приёмом привлечь будущий собор на свою сторону.

Готовясь к открытию собора, папа развернул бурную деятельность: он попытался перетянуть Лютера на сторону римской курии. Реформатору предлагали блестящие должности, но тот оставался непреклонным. Разочаровался папа и в кардинальской комиссии, куда он подобрал людей, крепко связанных с его партией.

Павел третий пребывал в полной уверенности, что доклад комиссии разобьёт аргументы противников. Но когда обширный доклад был составлен, то вместо того, чтобы представить его первосвященнику, кардиналы отпечатали его и постарались распространить не только среди духовенства, но и среди вождей протестантской партии. Они понимали, что, если рукопись доклада попадёт сначала в руки святого отца, она никогда не увидит света божьего.

Выводы кардиналов и в самом деле оказались направленными против римской церкви. Суровость суждений вызвала всеобщее удивление: от кардиналов никто не ожидал открытого порицания нравов католической церкви. Прелаты смело выступили против злоупотреблений духовенства, против абсолютной власти пап над человеческой совестью, обвиняли первосвященников в том, что они произвольно толкуют основные догмы христианства, в нарушении древних традиций евангелия. Они обрушились на невежество и растленность римского духовенства, на торговлю индульгенциями, на фантастическую раздутость придворного штата папы, состоявшего из пятидесяти тысяч человек, на привычку прелатов устраивать для себя гаремы из молодых монахинь, на мерзкий обычай кардиналов держать в своих дворцах в роли пажей красивых мальчиков и так далее и т. п.

Опубликование доклада привело Павла третьего в бешенство. Он осыпал кардиналов оскорблениями и угрозами и приказал немедленно прекратить заседания комиссии.

За эту ошибку он поплатился. Реформаторы, обнаружив вероломство папы, отказались принять участие в соборе.

Его святейшество всё же решил созвать собор. Местом для него была выбрана Мантуя, но открытие его перенесли с 16 октября 1534 года на 23 мая 1535 года. За этот промежуток времени в Западной Европе появился новый реформатор в лице Кальвина. Римско-католическая церковь кроме Лютера приобрела ещё одного грозного противника.

Когда наступил день собора, герцог Мантуанский по наущению Франциска первого сообщил папе, что он не разрешает открывать заседания в своём городе. Никакие увещевания не подействовали, и Павлу третьему пришлось перенести собор на 31 мая 1538 года, на этот раз в Виченцу.

Неудачи преследовали Павла третьего одна за другой. Английский король, присоединившись к решению немецких лютеран, запретил своим подданным принимать участие в соборе. И Павлу третьему пришлось отсрочить открытие собора на неопределенное время. Все эти удары подорвали бы энергию павшего духом святого отца, если бы не случилось событие, благодаря которому пала без страха взирал на будущее римско-католической церкви.

В печальной памяти 1534 году Игнатий Лойола основал общество, которое впоследствии приобрело такую грозную силу и причинило столько бедствий человечеству во славу того бога, имя которого это общество носило.


РЕЛИГИОЗНАЯ МОРАЛЬ В ДЕЙСТВИИ.

После тайного совещания Павла третьего с Игнатием Лойолой был созван Тридентский собор. Иезуиты тем временем, наводнив всю Европу, подготавливали почву для того, чтобы сколотить сильную партию сторонников папы. Как ни ловки были члены нового ордена, они ещё не располагали тем грозным оружием, которое появилось впоследствии, и все их усилия разбились о стойкость протестантов и равнодушие католиков.

В назначенный день на открытие собора никто не явился. В течение месяца на призыв папы откликнулись лишь четыре епископа, но они, разумеется, не могли представлять вселенское духовенство.

Павла третьего не обескуражила эта неудача. Он продолжал воздействовать на преданных его делу прелатов и в результате зазвал в Тридент четырёх митрополитов, одного кардинала, шесть епископов и пять генералов разных орденов. Этого было маловато, но, так как прибывшие церковники были слепо преданы римской курии, папа счёл момент подходящим и объявил собор открытым, поручив ведение его своим легатам, которым дал в помощники нескольких иезуитов.

На первом же заседании возник щекотливый вопрос: надо было решить, будет ли голосование производиться по странам или поименно; не была также достаточно ясна и повестка дня собора.

Собор отправил к святому отцу, оставшемуся в Риме, депутатов за инструкциями. Когда делегаты явились в Ватикан, папа совещался с послом короля Эфиопии, который, приняв католичество, просил папу прислать миссионеров.

Папа сиял от счастья, слушая посла. Получить возможность освободить заблудшие души от власти сатаны и передать их милосердному богу - что может быть приятнее для наместника Христа? Павел предвкушал все выгоды от этой операции. Его мало заботили Иисус и святой голубь, да и Люцифер со всей сворой чертей также не трогал его. Но просьба короля предвещала огромную прибыль - было от чего повеселеть!

В ожидании будущих благ святой отец тут же продал по повышенной цене изрядный комплект старых костей, объявив их реликвиями знаменитого святого (весьма вероятно, кости были доставлены из ближайшей скотобойни!). Затем он пообещал послу выполнить просьбу короля и направить нескольких иезуитов в помощь народу и святому престолу.

Закончив приятные переговоры, папа принял депутатов собора. В ответ на их вопрос выразил желание, чтобы голоса собирались поимённо. Павел третий, конечно, понимал, что участников собора легче будет обработать в одиночку. Кроме того, папа потребовал обсуждать все вопросы предварительно на закрытых заседаниях конгрегаций, а уж затем выносить их на публичные заседания. Папа отлично помнил доклад комиссии кардиналов в начале своего понтификата и не хотел рисковать вторично.

Он категорически запретил подымать опасный вопрос о папской непогрешимости, а также принимать какие-либо решения относительно преобразования конституции, нравов или обрядов духовенства без предварительного подробного осведомления папы.

Зато Павел третий предоставил собору полную свободу действий в обсуждении чисто религиозных вопросов, которые мало волновали его. Он не раз заявлял, что, если бы реформаты, анабаптисты, лютеране и другие схизматики согласились признать его первосвященником, он предоставил бы им полную свободу проповедовать какие угодно суеверия. Он был, конечно, откровенной канальей, но отнюдь не дураком!

Павел третий, кроме всего прочего, обратился к членам собора с посланием, где настойчиво убеждал их вести достойный образ жизни во время съезда и расстаться с любовницами, которых они привезли с собой в Тридент. "В крайнем случае, - писал папа, - принимая во внимание слабости, присущие человеку, мы разрешаем вам пользоваться услугами ваших фаворитов".

Как видите, к церковной морали всегда можно приноровиться!

Через несколько дней Павел третий отправил собору ещё одно послание, в котором рекомендовал по возможности затянуть совещания. Он надеялся, что вот-вот произойдут какие-нибудь события, благоприятные для церкви. И в самом деле, внезапная весть о смерти Лютера доказала прозорливость папы. Совпадение казалось тем более странным, что состояние здоровья реформатора вовсе не предвещало быстрой кончины. Протестанты обвиняли иезуитов в отравлении, и, поскольку причины, подорвавшие силы Лютера, оставались неизвестными, обвинение казалось правдоподобным.

В свою очередь, ученики Лойолы стали распространять вздорные слухи о пылком противнике папства. Они даже заявляли, что он повесился, что его задушил дьявол, что на следующий день после погребения вокруг гробницы распространился запах серы и смолы и оттуда вылетел огромный ворон. Всё его учение, обстоятельства жизни стали объектом нелепых вымыслов. Появились памфлеты, где утверждалось, что Лютер был сыном дьявола, что за пятьдесят лет безмятежной жизни на земле он продал свою душу, что он отрицал существование бога и бессмертие души.

Папа воспрял духом и решил нанести смертельный удар Реформации. Он немедленно вступил в переговоры с Карлом пятым, убеждая его выступить против протестантов. В конце концов оба тирана пришли к соглашению: папа обязался уплатить императору двести тысяч золотых экю и снарядить за свой счёт двенадцать тысяч пехотинцев и пятьсот конников; Карл пятый обещал прислать свою армию, чтобы помочь папским войскам преследовать и сокрушать врагов римской церкви.

Союзники немедленно взялись за дело. Павел третий опубликовал буллу, в которой призывал католиков предавать огню и мечу города, селения и даже деревушки, поддерживавшие протестантов. Кровавой затее, однако, не суждено было осуществиться: при первом же столкновении на границах Саксонии солдаты папы и императора обратились в бегство.

Святой отец поспешил отозвать свои войска, предоставив императору самому выпутываться из того положения, в которое он его вовлёк. Последний был взбешен, увидев, что папа снова надул его. Он пришёл в ещё большую ярость, когда узнал, что Павел, воспользовавшись тем, что император задерживается в Германии, собирается перенести заседания собора из Тридента в один из городов папской области. Отправляясь в поход против реформаторов, Карл пятый в то же время хотел сохранить хотя бы видимость соглашения с протестантскими князьями, понимая, что в случае поражения реформаторов его обвинят в нарушении законности, в результате чего члены собора окажутся во власти папы. Он категорически потребовал, чтобы Павел третий отказался от намерения переносить собор в Болонью. Его святейшество пропустил это мимо ушей. Тогда император отправил своих представителей в Тридент, приказав им бросить в реку кардинала, выступавшего на соборе от имени первосвященника, если там осмелятся перенести или закрыть собор.

Угроза подействовала. Но папа не сложил оружия, попросту изменил тактику: он спровоцировал во многих городах беспорядки, а затем объявил, что совещание близится к концу, и поторопил участников собора закончить обсуждения.

Возмущённый вероломством папы, Карл пятый решил отомстить ему и организовал заговор против Пьера-Луиджи Фарнезе.

Узнав о смерти возлюбленного сына, Павел третий пришёл в исступление: в течение нескольких часов обезумевший папа кричал, бранился, извергал хулу на бога, на богоматерь, на апостолов и всех святых. Обессилев, он заявил, что обратится за помощью к потусторонним силам, лишь бы уничтожить императора. Запершись в своей лаборатории, он множество ночей провёл с алхимиками и магами, изучая движение звезд и слушая их заклинания. Но всё это не вызвало даже самых ничтожных колик у Карла пятого.

Убедившись, что дьявол не обнаруживает желания заступиться за него, святой отец решил рассчитаться с Карлом лично: он вызвал его на поединок, предложив сразиться на конях или пешими, на шпагах или клинках и предоставив выбор оружия врагу. Но тот не принял вызова обезумевшего первосвященника.

Когда боль утраты стихла, святой отец перенёс всю свою нежность на внука Октавио Фарнезе. Но и здесь его постигло жестокое разочарование. Подарив Октавио герцогство Пармское, он поручил ему командование папскими войсками, которые в это время сражались с Фердинандом Гонзаго, захватившим с помощью Карла пятого Пьяченцу. Убедившись, что Октавио никудышный военачальник, и боясь, что имперские войска отнимут у внука наследство, святой отец отозвал Октавио в Рим и поставил во главе своих войск Камилла Орсини - гонфольера войск папской курии.

Октавио, однако, очень обиделся, хотя папа и пообещал ему всяческие почести. То, что его отозвали в Рим, он расценил как немилость и, вступив в переговоры с Фердинандом Гонзаго, выступил против своего деда.

Когда стало известно о предательстве Октавио, с папой случился удар. Через час он пришёл в сознание, но затем последовал второй удар. Понимая, что настал его последний час, святой отец, однако, прежде чем испустить дух, доказал свою бесконечную любовь к внуку и подписал буллу, в которой оставлял за ним пармскую корону.


ОДНА НА ДВОИХ.

Павел третий, вводя в священную коллегию сыновей и внуков, руководствовался не только желанием увеличить число своих сторонников. Честолюбивые замыслы папы шли гораздо дальше: он мечтал обеспечить за династией Фарнезе апостольский трон.

Его мечты осуществились только частично. Когда кардиналы собрались на конклав, сразу обрисовались три группировки: приверженцы императора, Франции и семейства Фарнезе. Последнее возглавлял кардинал Александр. Прелат предвидел, что ни он, ни его родственники не соберут большинства голосов: священная коллегия отлично знала о неприязни императора к его семейству и никогда не пошла бы против воли императора.

Тогда Александр сделал ловкий ход и поддержал кандидатуру кардинала дель Монте, на которого он оказывал сильное влияние.

Одного из кандидатов отвергли, заподозрив в сочувствии лютеранам. Другого также отклонили, но по более веским мотивам: у него не было ни фаворита, ни любовниц. Он отличался добродетелью - по крайней мере такая нелестная слава ходила за ним, - и он не получил ни одного голоса!

Папа Юлий IIIЮлий III

Кардинала дель Монте избрали большинством голосов. Нечего было опасаться, что он вздумает заняться преобразованием церковных нравов. Серьезные занятия вообще не были в его вкусе. Он думал только об удовольствиях, а всё остальное было ему глубоко безразлично. Достойный папы, один из любимых фаворитов Павла третьего принял имя Юлия третьего. Уроженец Рима, выходец из бедной семьи ремесленников, он шаг за шагом поднимался по высокой иерархической лестнице и обязан своей карьере, как говорит Бейль, тем, что "был очень красив в молодости; не трудно догадаться, каким путём он достиг высоких званий при римском дворе". Он был столь же циничен, сколь и распутен. Он не скрывал своего влечения к отрокам, прислуживавшим ему; не раз его ловили на месте преступления, хотя он не делал из этого никакой тайны, ибо отлично понимал, что именно подобные нравственные качества приближают его к цели. И он не ошибся! Бейль собрал любопытнейшую корреспонденцию Юлия третьего - его переписку с римской куртизанкой, возлюбленной святого отца и ещё одного кардинала. Оба любовника никогда не были соперниками, а напротив, оставались ближайшими друзьями. Они сообща воспитывали детей куртизанки, а также сообща приглашали их впоследствии на свои оргии. Никакие разногласия не омрачали трогательной дружбы внутри этого тройственного союза.

Письма Юлия третьего, опубликованные Бейлем, свидетельствуют о распутстве, по сравнению с которым всё, о чём мы рассказывали выше, является невинным пустяком. Мы совершенно не в состоянии изложить их здесь. Да и к чему: всё, что уже сказано, даёт ясное представление о нравственном облике святого отца Юлия третьего.


ОРГИИ В ВАТИКАНЕ.

Желая задобрить Карла пятого, Юлий пообещал открыть собор в Триенте, который его предшественник преждевременно закрыл, не доведя до конца. Папа знал, как важно было монарху сохранить равновесие между протестантами и католиками.

Удовлетворённый этим сообщением, император направил посла поздравить нового папу и уточнить дату созыва собора. Юлий III восторженно принял посла, но, когда встал вопрос об открытии собора, потерял дар речи и стал бессвязно бормотать. Обещание было дано слишком поспешно - во всяком случае он не рассчитывал столь скоро его выполнить. Беседа с послом привела его в уныние - а этот почтенный человек так ценил спокойствие и безмятежность!

Он попытался робко возражать, ссылаясь на то, что надо заручиться согласием французского двора и монархов главных областей Италии, и добавил с лукавой усмешкой: "Мы всего несколько дней, как взошли на апостольский трон.

Согласитесь, что прежде всего надо отпраздновать это событие, заняться пиршествами, а уж потом приступать к делам..."

После аудиенции посол написал императору о впечатлении, вынесенном им из беседы с папой: "...он готов на любые уступки, лишь бы ничто не нарушало его беспутной и праздной жизни в Ватикане".

"При дворе Юлия третьего, - рассказывает один заслуживающий доверия летописец, - дни и ночи проходили в пирах и сатурналиях. Очень часто во время пиршества папа, окружённый кардиналами и куртизанками, снимал с себя одежду, предлагая гостям последовать его примеру. Затем, напялив на голову маскарадный колпак, он во главе этого причудливого хоровода начинал бегать по садам Ватикана, приплясывая и распевая непристойные песни".

Тот же автор приводит следующее циничное замечание, брошенное папой во время обычной ночной пляски. "Послушайте, - обратился он к своим кардиналам, - как бы повёл себя народ, если бы мы днём со свечами в руках устроили шествие, распевая непристойности и шутки вместо гимнов?" "Он бы нас забросал камнями", - ответил без запинки один из кардиналов. "В таком случае, - заявил папа, - мы обязаны нашей одежде избавлением от заслуженной кары".

Летописец отмечает, что последние слова папы не встретили ни у кого возражения. "Ничто, - пишет он далее, - не даст точного представления обо всём, что творилось при дворе Юлия третьего. Его святейшество почти всегда во хмелю и большую часть своих ночей проводит в оргиях с куртизанками, отроками и кардиналами".

Надо думать, что и священная коллегия была в восторге от сделанного ею выбора.


ПРО СТОРОЖА ОБЕЗЬЯН И ВЛЮБЛЁННОГО ПАПУ.

В те времена, когда Юлий третий был епископом в Болонье, он поселил у себя во дворце юношу, которого прозвал в шутку Иннокентием (что значит невинный). Юноша был его фаворитом и одновременно сторожем обезьян, с которыми у него было много общего. Своим усердием и нежной привязанностью юноша покорил сердце повелителя и вскоре получил право распоряжаться во дворце, как у себя дома. Молодой проказник порой позволял себе лишнее, но когда обезьяны по его наущению гурьбой налетали на почтенных епископов дель Монте, захлебывался от восторга.

По словам некоторых летописцев, Иннокентий (его ещё звали Бертучино - обезьянка) был внебрачным сыном будущего папы.

После восшествия Юлия на престол фаворит продолжал жить в Болонье. На все просьбы папы приехать в Рим он упорно отвечал: "Приеду, когда назначите меня кардиналом. Пришлите красную шапку, не то остаюсь в Болонье".

Первое время Юлий III не отваживался ставить вопрос на обсуждение, опасаясь недовольства священной коллегии; он ждал, когда положение его окрепнет. Но как-то после бурной ночи в порыве нахлынувших чувств он решил проверить, как отнесутся кардиналы к этой идее. Солнце уже приблизилось к зениту, пир, начавшись накануне вечером, затянулся, как обычно. Папа был сильно пьян, да и гости были немногим трезвее его. И тогда захмелевший первосвященник попросил кардиналов не расходиться, пробормотав, что он намерен провести совещание. Решив, что ретивость папы вызвана опьянением, поражённые кардиналы пытались отговорить его: время, действительно, было неподходящим для заседания. Но истосковавшийся по своему любимцу Юлий третий продолжал настаивать. Видя, что папу не переспоришь, кардиналы поплелись за ним в зал заседания.

Воссев на троне, в окружении почтенных коллег покровитель Бертучино, не мешкая, разъяснил причину столь экстренного совещания. "Я прошу, - сказал он, - наградить моего Бертучино кардинальской шапкой и кафедрой епископа".

По рядам почтенной ассамблеи прошёл ропот возмущения; однако, выпитое вино укрепило дух папы - неважно, что язык у него заплетался, - и он не смутился. Он стал горячо расхваливать достоинства своего возлюбленного, его поразительные способности доставлять новые и острые ощущения, о которых мы не решаемся здесь рассказывать. В качестве последнего аргумента папа сообщил, что ещё в детстве астрологи обещали Бертучино богатство и величайшие почести и, несомненно, судя по гороскопу, судьба уготовила ему трон наместника святого Петра.

Заявление папы вызвало яростный протест. Некоторые кардиналы, забыв, что всего лишь час назад предавались чревоугодию и любострастию, пришли в благородное негодование.

Один из них в порыве благопристойных чувств заявил, что кардиналы сочтут позором появление в их среде сторожа обезьян. И неужели его святейшество впрямь считает, что перечисленные пороки его возлюбленного дают право на звание кардинала?

Выпад против Бертучино отрезвил папу, и он разразился обличительной речью, словно настоящий трибун.

"Клянусь чревом девы, Бертучино будет кардиналом! - воскликнул папа громовым голосом. - Какие пороки смутили вас, что вы отказываетесь принять его в священную коллегию, когда сами вы изъедены позорными болезнями, погрязли в чудовищном распутстве?! Пусть тот, кто не прелюбодействовал, бросит в него камень! Вы молчите? Значит, признаёте, что все мы - позор человечества! Начнем с меня... Какие добродетели мои, какие особые знания побудили вас избрать меня папой? Или моя разнузданность не была известна вам? Я во много раз растленней моего любимца, сторожа обезьян, которого я совратил. Он гораздо чище меня, верховного отца христиан, избранного по вашей милости. Так как же вы смеете отказывать ему в кардинальской шапке и епископской кафедре?"

Возражать, разумеется, трудно, когда доводы столь неоспоримы.

Ошеломлённые кардиналы смолкли, точно заворожённые, и Бертучино единогласно избрали кардиналом. В тот же день Юлий III отправил своему любимцу в Болонью кардинальскую шапку и двенадцать тысяч экю из апостольской казны. Новоизбранный прелат тотчас отправился в путь. Излишне описывать радость первосвященника, когда он заключил нежного друга в объятия. Наконец-то они вместе! Папа пышно отпраздновал назначение Бертучино; отвёл ему одно из лучших помещений в Ватикане, рядом со своими покоями; возвёл его на должность первого министра папской курии, предоставив заниматься управлением делами церкви. Бертучино распределял бенефиции, звания, доходы от церковного имущества. Все свободные часы он проводил в личных покоях папы, на мягких подушках, в окружении четвероногих друзей, в то время как куртизанки жгли ароматные благовония и потчевали его винами. Мы могли бы закончить эту историю словами доброй сказки: "И стали они жить до поживать в согласии и радости...", вот только детей у них не было.


ЯБЛОКО ЕВЫ И ПАВЛИН СВЯТОГО ОТЦА.

Погружённый в удовольствия Юлий III редко вмешивался в политические дела. Он занимал апостольский трон с 8 февраля 1550 года по 23 марта 1555 года и умер от заворота кишок. Обжорой и пьяницей он был не меньшим, чем распутником. Выбору блюд он придавал чрезвычайно важное значение.

Историк по этому случаю рассказывает характерный анекдот: из всех блюд его святейшество предпочитал свиной окорок и жареного павлина. Но врачи запретили подавать к столу всякие яства ввиду того, что излишества подточили здоровье папы. Однажды Юлий третий, не обнаружив излюбленных блюд, вызвал мажордома дворца и приказал немедленно зажарить павлина, пригрозив виселицей, если его желание не будет выполнено. Когда мажордом удалился, кардинал Иннокентий, находившийся рядом, успокаивая разбушевавшегося папу, заметил, что не следует приходить в ярость из-за всяких пустяков. "Нет, не пустяки, - возразил папа, - если сам бог разгневался из-за яблока, то мне, как наместнику его, вполне подобает бушевать из-за павлина. Разве можно павлина сравнить с простым яблоком?"


ПАВЕЛ ЧЕТВЁРТЫЙ, ДРУГ ИЕЗУИТОВ.

Папа Марцелл IIМарцелл II

Марцелл II, сменивший Юлия третьего на апостольском троне, на следующий день после избрания обнаружил твёрдое намерение исправить нравы духовенства. Он приказал офицерам и сановникам римской курии в корне изменить образ жизни, предупредив, что не потерпит никаких скандалов и распутства. Чтобы подать пример, он сократил штат придворных Ватикана, разогнал фаворитов, ограничил число блюд своего стола, а также время трапезы, велел продать золотую и серебряную посуду, чтобы погасить долги святого престола, и вообще проявил себя крайне добродетельным и скромным. Естественно, такой необычный папа не мог просуществовать долго. Кардиналы поторопились исправить совершённую ошибку. Марцелл второй умер 30 апреля 1555 года, через три недели после своего избрания. Специально приготовленное питьё помогло церковникам освободиться от притеснителя.

Папа Павел IVПавел IV

Через несколько дней после погребения Марцелла папой был избран кардинал Джан Пьетро Караффа, принявший имя Павла четвёртого. При нём возобновились гонения, казни, пытки. В своё время он был послан Львом десятым в Испанию, где заслужил благодарность короля Фердинанда, неутомимо преследуя еретиков и тем самым способствуя умножению доходов благочестивого монарха: как известно, часть имущества жертв инквизиции поступала в королевскую казну. Последней должностью Караффа, перед тем как он стал папой, был пост великого инквизитора Рима; возглавляя чудовищный трибунал, он называл его могущественным нервом святого престола.

Как только закончилась церемония интронизации, Павел IV вообразил, что на него возложена миссия сделаться великим инквизитором всего католического мира. Он расширил прерогативы инквизиторов, позволил им прибегать к пыткам для отыскания соучастников преступления и опубликовал буллу, в которой предписывал применять самые жестокие меры не только против еретиков, но и против подозреваемых в ереси. Он провозгласил, что князья, короли, императоры, епископы, архиепископы и даже кардиналы будут безжалостно подвергнуты пыткам и сожжению, если их признает виновными святая инквизиция.

Нововведения папы вызвали бурю негодования. Лишь иезуиты восхваляли папу, который осыпал их всевозможными милостями и деньгами; он тратил огромные суммы на постройку иезуитских коллежей, дарил им роскошные виллы в окрестностях Рима. В течение всего понтификата он проявлял к этому жуткому обществу свою особую благосклонность.

Павел четвёртый был не только жесток, он отличался ещё и резкостью, грубостью, необузданностью, несмотря на преклонный возраст. Когда английский посол, присланный Марией Тюдор, прибыл, чтобы поздравить новоизбранного первосвященника и выразить ему свою преданность, папа подверг его унизительной церемонии, заставив после целования туфли стать на колени и каяться в грехах Великобритании перед папским престолом. А затем, узнав, что английская королева титулует себя также королевой Ирландии, папа с пеной у рта стал кричать о наглости королевы, осмелившейся присвоить корону без его благословения, и, прежде чем ошеломлённый посол успел что-либо ответить, папа выгнал его из Ватикана.

Привыкнув к мысли, что религия призвана главным образом служить средством обогащения, первосвященники порой настолько забывались, что признавались в этом публично.

Когда малодушная королева Англии приказала послам, не останавливаясь ни перед какими унижениями, добиться инвеституры Ирландии, святой отец не постеснялся обнародовать буллу, в которой продавал королевский титул за двести тысяч экю...

Тирания и жестокость папы создавали ему каждый день новых противников. Месть его была чудовищной: всем гражданам, которых он подозревал во враждебном к нему отношении, грозили изгнание, тюрьма и суд инквизиции. Процедура трибунала инквизиции была несложной, и судьи действовали без проволочек. После лицемерного допроса - ибо эти ужасные трибуналы призваны были дать лишь некоторую видимость законности заранее предрешенным убийствам - виновных тут же подвергали разнообразным пыткам и отправляли на костёр...

Когда его святейшество отдал богу душу, римский народ восстал против священников, ревностно помогавших Павлу четвёртому выполнять инквизиторские обязанности.

Тиран умер! Смерть его соратникам!

Римляне освободили тюрьмы, сожгли дворец, где инквизиторы расправлялись со своими жертвами. Они не посягнули ни на чью жизнь, не совершали насилий и преступлений. Римляне устроили демонстрацию с зажжёнными факелами возле монастыря доминиканцев, а затем разбили статуи и гербовые щиты умершего папы. Они даже не выполнили своего намерения - протащить труп Павла четвёртого по улицам Рима и сбросить его на свалку.

Жаль, останки этого бандита заслуживали подобного погребения!

читать далее...

 
   

Telecar © 2008