Понедельник, 24 Апрель 2017      07:47 | Вход | Регистрация | Мишель Нострадамус. Портрет.
Мишель Нострадамус. Пророчества и предсказания.
Мифы о Нострадамусе Нострадамус в таблицах. Статьи о Нострадамусе отечественных и иностранных исследователей. Портреты и рисунки из потерянной книги Нострадамуса. Критические статьи о Нострадамусе и не только... Разные статьи на другие темы. Фильмы о Нострадамусе, смотреть онлайн, скачать бесплатно Гостевая книга этого сайта о Нострадамусе.
  
 

ОТПУЩЕНИЕ ГРЕХОВ ПО ПРЕЙСКУРАНТУ.

Папа Иоанн XXIIИоанн XXII

В конце своего понтификата Иоанн XXII попробовал потрясти весь мир, высказав ряд соображений по поводу того, как подобает вести себя праведнику, дабы попасть в царство небесное. Мысли святого отца, несомненно, вызвали бы среди церковников серьёзные разногласия, если бы Филипп пятый не потребовал от папы публичного отречения от своих положений, пригрозив сжечь его как еретика перед Авиньонским дворцом. Мы считаем небезынтересным привести несколько параграфов из труда, удостоверяющего, что святой отец был настоящим знатоком своего дела. Документ, о котором идёт речь, носит заголовок "Такса апостольской канцелярии". Итак:

"Клирик, виновный в плотском грехе с монахинями, племянницами или крестными дочерьми, получает отпущение за сумму в 67 ливров 12 су".

"Клирик, желающий получить отпущение за противоестественное распутство, платит 219 ливров 15 су".

"Священник, лишивший девственности девушку, уплачивает 2 ливра 8 су".

"Монахиня, неоднократно грешившая в своём монастыре, а также за пределами его и пожелавшая стать аббатисой, уплачивает штраф в размере 131 ливра 15 су".

"Священник, желающий получить разрешение на сожительство с родственницей, уплачивает 76 ливров 1 су".

Как видим, прощение предлагалось по таксе как за грехи совершённые, так и за те, которые ещё предстояло совершить!

"Отпущение за прелюбодеяние, совершённое мирянами, стоит 27 ливров. За кровосмешение прибавить 4 ливра".

"Женщина, желающая приобрести отпущение и в то же время продолжать греховные сношения, уплачивает 87 ливров 3 су. Если в подобном преступлении повинен муж, то и на него распространяется сия такса".

Перейдём к другим преступлениям.

"Отпущение и гарантия против преследования за такие преступления, как грабёж, кража, поджёг, обходятся виновникам в 15 ливров 4 су".

"За нанесённое жене увечье муж вносит в канцелярию 3 ливра 4 су. В случае, если муж убил жену, он уплачивает 17 ливров 15 су. Если же убийство совершено с целью вступить в брак вторично, - 32 ливра 9 су".

"За убийство брата, сестры, отца или матери - 17 ливров 4 су".

"За убийство епископа или прелата - 131 ливр 14 су". Как тут не умилиться: епископ оценивается в восемь раз дороже отца и матери!

"Если убийца убил несколько священников в разное время, то он уплачивает 137 ливров 6 су за первого и половину цены за каждого последующего".

"Еретик, обратившийся снова в католическую веру, уплачивает за отпущение 269 ливров. Сын сожжённого или казнённого еретика получает отпущение, уплатив 218 ливров 16 су".

"Клирик, который не в состоянии уплатить свои долги и хочет избежать преследования кредиторов, должен заплатить в канцелярию 17 ливров 3 су, и долг его будет прощён".

Любопытно узнать, удовлетворила бы такая комбинация кредиторов?

"Тому, кто нарушил права влиятельной особы, а также за контрабанду платить штраф в размере 87 ливров и 3 су".

Всё равно виновника повесят, если он попадётся в руки агентов влиятельной особы, но зато у преступника останется клочок пергамента, а у святого отца - 87 ливров и 3 гроша, что весьма существенно!

"Если монастырь намерен изменить дисциплину, дабы установить более строгий режим, он вносит в казну 146 ливров и 5 су".

Разве это не гениально? Глава церкви стирает всякую грань между понятиями "порок" и "добродетель": на всё есть такса, она же всё превращает в источник дохода.

На редкость одарённым папой оказался этот Иоанн XXII! Выработанный им кодекс - своего рода шедевр. Всё предусмотрено - глаза стервятника не упустили ни одной мелочи.

Папа Бенедикт XIIБенедикт XII

Сделаем оговорку. Предшественники Иоанна XXII тоже продавали отпущения грехов и тоже торговали церковными должностями и званиями. По существу, Иоанн XXII не внёс ничего нового, а лишь необычайно расширил этот промысел. Но в этой таксе Иоанна - вся подлинная мораль церкви.

После Иоанна XXII, умершего в возрасте девяноста лет, члены священной коллегии остановили свой выбор на сыне умершего папы и его сестры, которую он любил не совсем по-братски. Как ни был туп этот наследник, он всё же отлично понимал, что в папы не годится. Убедившись, что кардиналы твёрдо решили увенчать его тиарой, он произнёс историческую фразу: "Братья мои, вы собираетесь выбрать осла для управления вами". Следует признать, что за семь лет понтификата Бенедикта XII кардиналы ни разу не раскаялись в своём выборе.


БАНДИТЫ В ТИАРЕ.

Папа Климент VIКлимент VI

После смерти Бенедикта XII кардиналы лихо поделили папскую казну и приступили к избранию нового папы. Им стал Климент VI, великий распутник того времени. Как и его предшественники, он старался собрать побольше доходов с трудолюбивой паствы.

Вечный город представлял в ту пору крайне печальное зрелище. Могущественные сеньоры старались завладеть городом по примеру северо-итальянских тиранов. Народ изнемогал от насилия и безрассудных выходок влиятельных князей и вельмож. Пламенный республиканец Кола ди Риенцо призывал народ сбросить иго двойного деспотизма - аристократии и духовенства. В Риме утвердили республиканский строй, и Риенцо был с триумфом принесён в Капитолий, где ему присвоили титул трибуна и освободителя Рима.

Сын трактирщика, Кола ди Риенцо не позволил опьянить себя успехом; несмотря на простое происхождение, он был очень развитым человеком и притом самоотверженным патриотом. Отдавая себе отчёт в том, что нельзя сразу преодолеть предрассудки, коренящиеся в вековом невежестве, Риенцо призвал папского легата и водворил его в Ватикане. Этой уступкой он рассчитывал парализовать интриги папы, ибо отлично понимал, какую ненависть питают император, князья и святой престол к республиканскому строю в Риме.

Климент VI был слишком хитёр, чтобы открыто напасть на Риенцо, и только исподволь, через своих агентов, готовил в Риме контрреволюционный переворот. Как только, наступил благоприятный момент, он обрушился на трибуна с анафемой, объявил его еретиком, отменил все соглашения с ним и приказал верующим бороться с Риенцо, угрожая отлучением тому, кто осмелится поддерживать трибуна. В Риме вспыхнул мятеж, организованный папским легатом. Когда Риенцо распорядился ударить в набат, призывая народ к оружию, все церкви были уже захвачены восставшими. В одежде монаха Риенцо удалось бежать. Император Карл Люксембургский принял Риенцо и тут же выдал его папе. Доставленный в Авиньон, Риенцо был брошен в подземелье в ожидании судебного процесса, исход которого был предопределен. Но тут на помощь Риенцо явилась чума. Черная смерть унесла в те годы сотни тысяч по всей Европе. В самом Авиньоне её опустошительное действие оказалось столь страшным, что папа с перепугу забыл о пленнике. Риенцо удалось вырваться на свободу, лишив папу возможности совершить ещё одно преступление. Впрочем, у Климента VI было достаточно злодеяний, и он с честью мог носить тиару наместника Христа.

Ещё в начале своего понтификата Климент VI объявил святым 1350 год, сократив, таким образом, промежуток между юбилейными годами до пятидесяти лет.

Фанатичных паломников в Риме оказалось даже больше, чем во время первого юбилея. Все дома в городе превратились в гостиницы, самые жалкие клетушки сдавались за бешеные цены; население охватила золотая лихорадка.

По окончании празднеств легат Климента VI выехал из Рима в Авиньон во главе огромного каравана в пятьдесят возов, нагруженных золотом и серебром.

Папа Иннокентий VIИннокентий VI

После смерти Климента VI первосвященником был избран Иннокентий VI, глубокий старик, но закоренелый негодяй. Вот что писал Петрарка об Авиньоне и его владыке:

"В этом городе не существует ни жалости, ни милосердия, в нём нет ничего святого, ничего человеческого... Воздух, земля, дворцы, дома, улицы, рынки, храмы, суды, папский престол и алтари, посвященные богу, - всё осквернено ложью, всё запятнало себя мошенничеством. В адском лабиринте его каменных подземелий властвует хищный Минос... Одно лишь золото способно обуздать это чудовище, вызвать у него улыбку... Золото даёт право в этом городе растлевать собственных сестёр, убивать родителей; за золото покупают ангелов, святых и самого Христа. Папа продаст вам всё, всё за исключением своей тиары..."


МАССОВОЕ ИЗБИЕНИЕ ЕРЕТИКОВ.

Папа Урбан VУрбан V
Папа Григорий XIГригорий XI

После смерти Иннокентия VI священная коллегия избрала первосвященником Урбана V, а его преемником стал племянник Климента VI Григорий XI.

Григорий XI был таким же тираном и вымогателем, как и его предшественники. Еретики отправлялись на костёр, а их имущество конфисковалось в пользу папы.

Первой сектой, подвергшейся гонению, была секта тюрлепенов. Старая поговорка: "Когда хотят убить собаку, говорят, что она бешеная", видимо, была придумана в связи с религиозными гонениями. Как бы там ни было, церковников никак нельзя упрекнуть в недостатке воображения, когда дело касалось приумножения их казны.

По всей Франции запылали костры. Число жертв папской алчности и королевского фанатизма было столь велико, что во многих городах пришлось строить новые тюрьмы. Вся секта тюрлепенов была истреблена целиком, а сундуки папской казны ломились от золота.

Григорий XI отнюдь не спешил покинуть Авиньон, где его пребывание превратилось в сплошной праздник. Дворцы папы и кардиналов, обставленные с царственной роскошью, были забиты куртизанками, музыкантами, танцовщицами и шутами. Один из епископов, которому папа приказал вернуться в Рим, позволил себе заявить: "Ты хочешь заставить пастыря жить среди своей паствы? Так почему же ты сам не возвращаешься в Рим? Не потому ль, что твой новый дворец сверкает золотом и пурпуром и население города, в котором ты пребываешь, рукоплещет твоей разнузданной свите? Не потому ль, что ты можешь безнаказанно совершать здесь прелюбодеяния, насилия и прочие преступления? Что ж, и мы, подобно тебе, хотим приносить жертвы богам, которые ты здесь воздвиг".

Святой отец, терпеливо выслушав тираду, с улыбкой ответил: "Наш дорогой епископ провёл ночь в таверне, и пары винных бочек, видимо, повлияли на его рассудок".

Роскошная жизнь авиньонского двора обходилась папе очень дорого. Постоянно нуждаясь в деньгах, он предложил своим легатам в западноевропейских государствах добиться новых взносов в папскую казну. Но на этот раз легаты натолкнулись на упорное сопротивление правителей и потерпели полное поражение. Григорий XI испытал ещё одно фиаско: английский учёный богослов Уиклиф, проповедовавший независимость британского духовенства от римской курии, давно досаждал папе. Григорий направил лондонскому архиепископу послание, в котором приказывал арестовать еретика Джона Уиклифа и подвергнуть его пытке. Но Уиклифа поддержали Оксфордский университет и сам король, и он продолжал в своих речах и сочинениях разоблачать жестокость инквизиторов, преступления и скандальные дела папского двора. Это было чувствительным ударом для Григория XI и, возможно, ускорило его смерть.


ПОТАСОВКА ХИЩНИКОВ И БАНДИТОВ.

Папа Урбан VIУрбан VI

Борьба между Римом и Авиньоном последовала тотчас после смерти Григория XI. С этого момента начинается "великий раскол" христианской церкви, продолжавшийся полсотни лет. Христиане раскололись на две части, каждая из которых признавала своего папу. Соперники вели между собой ожесточенную борьбу, стоившую больших жертв народам Европы. Французские и итальянские папы состязались между собой в бесчинствах и злодеяниях. Иезуит Мэмбур пишет по этому поводу: "В течение тринадцати веков ни одна схизма не была ужаснее этой. Раскол был страшен не только тем, что в течение пятидесяти лет церковь не имела законного папы, а ещё и теми жестокостями и преступлениями, которые совершались с обеих сторон". Преемником Григория XI был избран Урбан VI. Через два месяца после его вступления на престол стало известно, что французские кардиналы, собравшись в Ананьи, избрали другого папу. Им удалось подкупить одного из приближённых Урбана VI, который тайком вывез из Рима тиару, ключ святого Петра, пастырский перстень и прочие знаки папского достоинства. Разъяренный Урбан поспешно собрал армию и отправился в Ананьи, рассчитывая без труда угомонить французских кардиналов. Однако, он ошибся: ему пришлось иметь дело с солдатами, тогда как он думал, что встретится только с клириками. Вернувшись в Рим, он узнал, что у него появился конкурент, чьё имя Климент VII. Взбешённый Урбан VI приказал перебить всех французов, проживавших в вечном городе, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков.

Папа Климент VIIКлимент VII

Климент VII был вполне достоин Урбана. Вот что пишет о нём иезуит Мэмбур: "Роберт Женевский (таково было мирское имя папы) на 36-м году жизни был избран на престол. У него были наклонности и повадки императора. Он не жалел никаких средств на приёмы; герцогов, посланников и сеньоров он принимал по-царски. Он совершенно был не способен серьёзно заниматься делами. Главным его пороком было безмерное сладострастие; любовниц и фаворитов он выбирал среди родственников, осыпая их почестями и подарками".

Как только Климент VII обосновался в Авиньоне, среди верхов римского духовенства началось сильное волнение. Епископы и кардиналы стали перебегать к молодому и распутному папе, который собирался восстановить придворные нравы эпохи Климента VI. Скоро Ватикан опустел. Между наместниками Христа развернулась ожесточенная борьба, в которой приняли участие все бандиты Италии и Франции - климентисты и урбанисты.

Папа Бонифаций IXБонифаций IX

Но положение дел не улучшилось и после смерти Урбана VI. Римские кардиналы могли бы покончить с расколом, если бы признали папой Климента VII, но они опасались французского влияния и выбрали из своей среды нового папу, принявшего имя Бонифация IX.

Бонифаций IX был скопидомом, Климент VII - мотом. Первый копил золото и наслаждался тем, что обладал им. Второй видел в золоте средство для удовлетворения своих страстей. Но в одном папы сходились: оба, не задумываясь, обогащались любыми средствами.

Парижский университет ещё в 1380 году делал попытки прекратить раскол. Он возобновил их после избрания Бонифация IX, направив Клименту VII весьма энергичное послание, которое произвело на папу столь сильное впечатление, что он умер.

Авиньонские кардиналы, по примеру римских, поспешили выбрать преемника умершему папе, несмотря на протест Парижского университета. Но прежде чем приступить к выборам, каждый кардинал дал клятву, что, если его сделают папой, он в случае надобности во имя объединения церкви сложит с себя сан. Выбор французских кардиналов пал на хитрого и упрямого Бенедикта XIII. Бенедикт клялся отказаться от власти, если это будет признано необходимым, но и не подумал исполнять своё обещание. Когда французский король категорически поставил перед ним вопрос об отречении, Бенедикт заявил послу монарха: "Я не отрекусь! Пусть ваш властитель знает, что я избран верховным первосвященником по воле бога и никогда не подчинюсь воле человека!" Предвидя, что подобный ответ папы вызовет осложнения, кардиналы поспешно покинули Авиньон. Их страхи оказались не напрасны. Через несколько дней город был окружён королевскими войсками, потребовавшими выдачи папы. Власти и граждане Авиньона категорически отказались защищать Бенедикта XIII, и ему ничего не оставалось, как самому из своего дворца командовать гарнизоном. Положение его казалось безнадёжным, но с помощью одного командира королевских войск Бенедикт бежал из Авиньона и укрылся в крепости, которая считалась неприступной. Оттуда он сообщил королю, что "с помощью бога, ангелов и архангелов и всего воинства небесного одержит победу над князьями и сенаторами, во имя торжества святой церкви".

Король отказался бороться с противником, которого поддерживает само небо: он заключил мир с Бенедиктом, и тот торжественно возвратился в Авиньонский дворец.

Зная о безграничной алчности Бонифация IX, Бенедикт попытался с помощью денег добиться того, чтобы его соперник отказался от папского звания, и отправил в Рим делегацию для переговоров. Бонифаций IX торжественно выслушал представителей своего конкурента и попросил, чтобы ему дали время подумать. На следующий день он тайно вызвал иностранных послов, кардиналов, епископов, а также военных и гражданских представителей Рима, а затем пригласил депутатов Бенедикта. Когда делегаты вошли в зал, Бонифаций, восседая на троне в позе триумфатора, заявил: "Я обвиняю антипапу, называющего себя Бенедиктом XIII, в том, что он осмелился предложить мне позорную сделку, обещав 10 миллионов золотых флоринов за папскую тиару. Я предлагаю его агентам засвидетельствовать правильность моих обвинений".

Делегаты авиньонского папы, однако, не были застигнуты врасплох, так как, видимо, ожидали любого трюка со стороны первосвященника. Они клятвенно заверили, что не Бенедикт XIII, а сам Бонифаций предложил им столь гнусную сделку. Разъяренный папа приказал арестовать представителей Бенедикта и подвергнуть их допросу, чтобы заставить сознаться во лжи. Но делегаты не струсили и сослались на неприкосновенность парламентеров.

Всё это подкосило и без того подорванные распутным образом жизни силы Бонифация. Через несколько дней после описанного события, когда его святейшество искал забвения в объятиях одной из своих возлюбленных, у него началось сильнейшее кровотечение, которое не удалось остановить. Делегаты авиньонского папы не успели ещё покинуть Рим, как похотливый Бонифаций IX отдал душу... Венере.

Об этом папе с большим правом, чем о многих других мучениках, которых так восхваляет церковь, можно сказать, что он пролил свою кровь за веру.

Папа Иннокентий VIIИннокентий VII

Узнав о смерти Бонифация, делегаты Бенедикта задержались в городе и стали раздавать деньги направо и налево, надеясь склонить кардиналов к признанию авиньонского папы. Положив щедрые подношения в карман, кардиналы тем не менее выбрали преемником Бонифация Иннокентия VII.

Итальянское духовенство в большинстве своём признало Иннокентия VII, гражданское же население поставило перед новым папой ряд условий. Прежде всего, римляне потребовали, чтобы городские дела находились в ведении народа. Папа ответил кратко и выразительно - он прогнал народную депутацию. Римляне возмутились и с оружием в руках выступили против первосвященника. Ватикан был захвачен, и папе пришлось бежать из Рима.

Узнав об этом, неуёмный Бенедикт XIII тотчас собрал войско и направился в Италию. Он высадился в Генуе, где добился признания его законным папой. Но пока Бенедикт находился в пути, Иннокентий VII с помощью интриг и подкупов торжественно возвратился в Рим. Тогда Бенедикт отправил в вечный город своих агентов, которые, подкупив приближённых римского папы, отравили Иннокентия.

Папа Григорий XIIГригорий XII

Но и это не помогло Бенедикту XIII. Римские кардиналы, понимая, что авиньонская курия будет чинить им препятствия в выборах, не дожидаясь погребения Иннокентия, избрали ему в преемники Григория XII.

Но как ни упорствовали римские и авиньонские папы, раскол не мог продолжаться вечно. Светские властители начали обнаруживать явное нетерпение. Содержание двух папских дворов вместо одного плюс расходы, связанные с борьбой этих пап, начали их сильно тревожить. Григорий XII и Бенедикт XII, почуяв опасность, срочно разыграли комедию: оба изъявили желание встретиться, чтобы положить конец взаимной конкуренции.

Вся Европа попалась на эту удочку. Но вскоре стало ясно, что папы договорились сохранять прежнее положение.

Возвратившись в свою резиденцию, Григорий XII в назидание своей возлюбленной пастве конфисковал имущество тех церковников, которых подозревал в стремлении положить конец расколу. Кроме того, он учредил цензурный комитет для надзора за проповедями. Мера эта вызвала протест даже у кардиналов. Многие из них покинули двор Григория. И хотя он обрушился на них с анафемой и велел изловить и подвергнуть пытке огнём, большинству удалось бежать в Пизу. Очутившись в безопасности, кардиналы Григория опубликовали очень резкий манифест против папы. К итальянскому духовенству присоединились и авиньонские кардиналы, которые готовы были отказаться от повиновения Бенедикту. Французский король Карл шестой предупредил Бенедикта XIII, что, если раскол не прекратится, папе будет запрещён въезд в королевство.

В ответ Бенедикт разразился посланием: "Верховный отец верующих, Бенедикт тринадцатый, объявляет: если в течение 20 дней Франция не покорится ему, он наложит общий интердикт на все французские владения и освободит верующих от присяги королю. Кроме того, он передаст корону монарха тому, кто будет предан делу святой церкви".

Подобное послание привело Карла шестого в ярость. Поведение обоих пап переполнило чашу терпения и светских князей. Дело кончилось тем, что, пока Бенедикт и Григорий метались из города в город, вербуя сторонников, в Пизе открылся собор, который низложил обоих первосвященников и провозгласил папой Александра V.

Оба разбойника, Бенедикт и Григорий, отказались подчиниться решению собора, и вместо двух пап оказалось три. Таким образом, возникло троепапство. Понтификат Александра V продолжался немного меньше года. Всё это время фактически главой церкви был Балтазар Косса, один из фаворитов папы. Балтазар с первых же дней понтификата Александра стремился завладеть тиарой. После долгих интриг он подговорил лейб-врача папы отравить его, и вскоре Балтазар Косса взошёл на святой престол под именем Иоанна XXIII.


ИОАНН ДВАДЦАТЬ ТРЕТИЙ.

Папа Иоанн XXIIIИоанн XXIII

Даже в этой коллекции негодяев и преступников Иоанн XXIII выделяется своими подвигами. Нет ни одного преступления, которым бы не запятнал себя Балтазар Косса (как рассказывают, до принятия духовного сана он был обыкновенным морским пиратом).

Народ сразу возненавидел Иоанна XXIII, и неаполитанскому королю без труда удалось организовать заговор против него. Однако, вовремя предупреждённый Иоанн спасся бегством в Болонью и обратился за помощью к императору Сигизмунду. Вновь был созван собор - в Констанце. Иоанна беспокоило, что местом съезда был выбран имперский город, однако, он полагался на свои способности интригана и на продажность участников собора. Всего съехалось более четырёх тысяч человек, представителей духовенства, знати, ремесленных корпораций, и среди них золотых дел мастера, сапожники, брадобреи, каменщики, музыканты.

История не сообщает нам, захватили ли музыканты с собой инструменты, чтобы дать возможность сеньорам и прелатам поплясать в перерывах между заседаниями. Вполне возможно, что так оно и было, ибо на соборе не было недостатка в дамах. Семьсот восемнадцать публичных женщин были приглашены, чтобы специально обслуживать участников собора. А ведь церковные иерархи ещё захватили с собой своих возлюбленных и совершенно открыто прогуливались с ними по городу.

Первые заседания обнадежили Иоанна: он был уверен, что, раздав втихомолку подарки, титулы и бенефиции, он тем самым привлечёт на свою сторону наиболее влиятельных членов собора. Но император, внимательно следивший за маневрами Иоанна, неожиданно поставил на голосование вопрос о низложении Иоанна, и предложение было принято подавляющим большинством. Иоанн XXIII, вскочив со своего места, бросился к императору и заявил, что покинет Констанц, но не допустит подобного унижения. Тогда Сигизмунд приказал офицерам усилить охрану городских ворот и потребовал от папы немедленного отречения. В ответ на оскорбительные угрозы Иоанна Сигизмунд распорядился отвести первосвященника в занимаемое им помещение и тщательно охранять его.

Но через несколько дней Иоанн XXIII, подпоив стражу, переодевшись монахом, бежал. Пытаясь добраться до Авиньона, он укрылся в Шафгаузене, а затем во Фрейбурге. В своём послании собору он выдвинул условия, при которых соглашался отказаться от папского сана: сохранение титула постоянного легата в Италии, пенсия в тридцать тысяч золотых флоринов, а также передача в его руки Болоньи, Авиньона и ещё нескольких городов.

Участники собора, видя, что все переговоры бессмысленны и что Иоанн добровольно не откажется от сана, решились наконец опубликовать постановление о его низложении. В этом постановлении перечислены главные преступления папы. На основании непререкаемых фактов констатировалось, что

Иоанн XXIII добился тиары, подослав к своему предшественнику отравителя, которого он впоследствии сам же отравил; он изнасиловал триста монахинь; состоял в преступной связи с женой своего брата; предавался содомии с монахами; растлил целую семью, состоявшую из матери, сына и трёх сестёр, причём, самой старшей было двенадцать лет; беззастенчиво торговал епископскими кафедрами и даже отлучениями; замучил тысячи невинных людей в Болонье и Риме.

За все эти преступления собор объявлял Иоанна XXIII низложенным и предавал светскому суду как "закоренелого грешника, безнравственного негодяя, симониста, поджигателя, изменника, убийцу и растлителя". Всего в приговоре содержалось семьдесят четыре пункта, из которых двадцать не были оглашены: настолько ужасны были злодеяния Иоанна. Констанцский собор, начав свою деятельность справедливым актом - низложением Иоанна XXIII, в дальнейшем опозорил себя, приговорив к смертной казни двух учёных - Яна Гуса и Иеронима Пражского.

Ян Гус был образованным человеком, отличавшимся нравственной чистотой, готовым пожертвовать всем ради своих убеждений. Таким же был его ученик Иероним Пражский.

Ян Гус и Иероним Пражский давно вели борьбу против церковных проделок, против шарлатанства священников. Они отрицали также некоторые догматы, утверждая, что не папа, а бог прощает грехи, не признавали непогрешимости пап.

Гус отправился в Констанцу, положившись на данное ему императором обещание, что ему будет дозволено отстаивать свои убеждения. Сигизмунд даже дал ему охранную грамоту. Но как только Гус явился в Констанцу, его арестовали. Закованный в цепи, он выслушал смертный приговор и вслед за тем был отдан в руки светских властей. Его даже лишили права оспаривать достоверность свидетельских показаний.

Иероним Пражский приехал в Констанцу помочь Гусу, но был по дороге арестован. Его тоже объявили еретиком и сожгли.

Память о них навсегда останется в истории.

Чтобы покончить с троепапством, Констанцский собор решил низложить и двух других пап - Григория XII и Бенедикта XIII, которые продолжали выдавать себя за наместников Христа. Григорий XII отрёкся добровольно и был назначен епископом, но вскоре умер. Бенедикт же оставался непоколебимым, и после тщётных уговоров собор низложил его, как раскольника и клятвопреступника.

Папа Мартин VМартин V

Тиара первосвященника досталась Мартину V.

Едва он стал папой, как сразу же столкнулся с энергичной оппозицией. Некоторые кардиналы даже начали публиковать направленные против него анонимные сатиры. Чтобы отомстить, Мартин V не придумал ничего лучшего, как отправить на костёр множество последователей Гуса, которые были ни в чём не повинны; по мнению Мартина, их казнь должна была запугать всех его противников.

Когда Балтазар Косса изъявил желание покориться единственному законному представителю Христа, святой отец с восторгом встретил его, осыпал подарками и назначил кардиналом, но через два месяца отравил его. Избавившись от Коссы, который доставил ему немало хлопот, Мартин V решил избавиться тем же способом и от другого конкурента - Бенедикта XIII.

Убийство не дало желаемого результата: перед смертью Бенедикт поручил двум кардиналам избрать ему преемника, и в течение нескольких лет в роли антипапы выступал Климент VIII. Но легату Мартина V удалось добиться того, что епископы и феодалы Арагонии стали угрожать королю Альфонсу низложением, если он будет покровительствовать Клименту VIII. Тогда Альфонс решил покончить с Климентом, и тот вынужден был сложить тиару. Акт отречения был подписан в июле 1429 года. Так завершился великий раскол, который почти пятьдесят лет держал в непрерывной лихорадке христианские государства Европы.

Мартин V, довольный тем, что наконец сделался единственным главой церкви, решил отметить своё торжество. Он стал подстрекать польского короля объявить войну Гуситам. Как ни энергично было послание первосвященника, польский король всё же не сразу рискнул ввязаться в авантюру, исход которой казался ему весьма сомнительным. Папа, однако, настаивал, и король в конце концов повиновался. Был объявлен крестовый поход против еретиков с обещанием отпущения грехов для всех его участников. Наемники короля и папы хлынули в Богемию, но и на этот раз католический бог, сражавшийся, вероятно, в рядах папских войск, спасовал перед еретиками. Чехи одерживали одну победу за другой. Гуситская армия наводила такой страх, что одно известие о её приближении сеяло панику в рядах неприятеля.

Когда весть о поражении дошла до святого отца, уверенного в победе своей многочисленной армии, Мартин V не смог пережить такого разочарования, и с ним случился удар.

читать далее...

 
   

Telecar © 2008