Понедельник, 24 Апрель 2017      07:47 | Вход | Регистрация | Мишель Нострадамус. Портрет.
Мишель Нострадамус. Пророчества и предсказания.
Мифы о Нострадамусе Нострадамус в таблицах. Статьи о Нострадамусе отечественных и иностранных исследователей. Портреты и рисунки из потерянной книги Нострадамуса. Критические статьи о Нострадамусе и не только... Разные статьи на другие темы. Фильмы о Нострадамусе, смотреть онлайн, скачать бесплатно Гостевая книга этого сайта о Нострадамусе.
  
 

ВЕРНИТЕ ДЕНЬГИ!

Папа Евгений IIЕвгений II

Двое пап вступили в свои права после Пасхалия первого. Тиф плюс оспа после холеры морбус! Не слишком ли много? Один за другим! Экая незадача... Это сложное положение длилось недолго.

Зосима, избранный духовенством, дворянами и городскими чиновниками, был вынужден освободить место в пользу Евгения второго, выдвинутого народом.

Когда последний прочно воссел на престоле, ему пришла в голову злополучная мысль: сообщить Людовику Благочестивому о всех неурядицах, возникших в Риме во время его избрания, и попросить покарать виновных. Король внял просьбе папы и направил к нему своего сына Лотаря в сопровождении аббата из монастыря Сен-Дени.

Однако, молодой принц не оправдал надежд Евгения второго - он отнюдь не собирался стать слепым орудием его мести. Принцу было поручено произвести тщательное расследование, и, прибыв в Рим, он тотчас объявил, что готов выслушать жалобы всех граждан, пострадавших от церковных властей. Бесчисленное множество семейств, оказавшихся жертвой корыстолюбия прежних первосвященников, бросилось к Лотарю, умоляя защитить их от насилия святого престола. Таким образом сын французского короля узнал о всех беззакониях, совершавшихся церковью во имя единственной цели - прибрать к рукам имущество граждан.

Лотарь приказал святому отцу вернуть пострадавшим незаконно конфискованные земли и имущество.

Как ни упрекал себя папа Евгений за свою оплошность, как ни кусал ногти, ему пришлось подчиниться, как вы сами догадываетесь, по той лишь причине, что иного выбора у него не было.


ОБОЖЕСТВЛЕНИЕ ИКОН.

И всё же Евгений II был довольно добродушным малым; его можно упрекнуть лишь в том, что, следуя примеру Пасхалия первого, стремясь поправить свои делишки, он тоже занялся спекуляцией. Вполне возможно, что человек он был набожный, ибо, если верить многочисленным авторам того времени, он был невежествен, как копчёная сельдь.

Культ икон достиг такого расцвета в ту эпоху, что Людовик Благочестивый вместе с некоторыми французскими епископами потребовал от папы созыва собора в надежде хоть как-то ограничить иконопочитание.

Многие священники, на мой взгляд, оказались удивительно предприимчивы.

Так, одни счищали краски с икон и, подмешивая порошок к вину, давали его вкушать верующим во время причастия. Другие вкладывали просфору в руки каменных статуй, откуда верующим не возбранялось доставать их за особую плату.

Сам Евгений II был ревностным сторонником культа икон; однако, он не мог оспаривать решение французского императора, и собор был созван в Париже на следующий год. После долгих обсуждений собор вынес следующее смехотворное решение:

"Всякая икона, по закону божьему, является кумиром, но всякое поклонение ей - идолопоклонство".

Попытайтесь-ка разобраться в таких тонкостях! Кто не разберётся, будет объявлен еретиком и осуждён на муки вечные!

В конце Понтификата Евгения второго распутство, царившее среди его клира, приняло столь угрожающие размеры, в особенности в монастырях, что папа был вынужден созвать съезд всех прелатов Италии. Вслед за этим были обнародованы указы, взывающие к высокой нравственности. Но растлённые клирики беспардонно продолжали грешить. Ни священники, ни монахи, ни верующие не хотели менять свои привычки.

Чтобы вы имели представление о том, сколь невежественным было тогдашнее духовенство, мы лишь укажем, что епископы, способные совершить обряд крещения в соответствии с ритуалом или прочесть "Верую" без искажения, считались людьми высокообразованными.


УБИЙЦА, ВОР, ПЛУТ И ПРЕДАТЕЛЬ.

Папа Григорий IVГригорий IV

Все эти эпитеты и многие другие в том же духе можно смело отнести к Григорию четвёртому. Этот папа занимал святой престол шестнадцать лет и совершил больше подлостей, чем полдюжины отъявленных негодяев.

Мы перечислим только самые главные его "подвиги". По словам Папеброка, Григория четвёртого подозревали в убийстве своего предшественника. Надо отметить, что почтенного Папеброка никак нельзя причислить к врагам святого престола: этот бельгийский иезуит, родившийся в 1628 году, закончил большую часть "Acta sanctorum" ("Жития святых"), начатых Болландом. "Римляне, - говорит историк, - боясь вызвать гнев французского короля Людовика Благочестивого, не соглашались на избрание Григория и отправили к нему послов с просьбой назначить представителей, которые должны проверить законность избрания нового папы. Когда французские послы прибыли в святой город, Григорий осыпал их дарами и получил благословение на тиару. Однако, через некоторое время король, возмущённый поведением первосвященника, написал ему гневное письмо, в котором, угрожая Григорию низложением, намекал на его избрание, добытое им путём интриг и насилий; кроме того, король весьма сурово предложил ему немедленно прекратить все любовные похождения и оргии и в корне изменить весь образ жизни, дабы искупить своё прошлое".

Григорий не поскупился на обещания, но, затаив обиду, поклялся отомстить Людовику Благочестивому.

Мы увидим, что ему удалось сдержать свою клятву. Вскоре король отдал распоряжение своим послам проверить со всей беспристрастностью жалобу аббата обители святой Марии. Аббат обвинял предшественников Григория четвёртого - Адриана и Льва - в присвоении пяти крупных земельных участков. Разобравшись в этом деле, представители короля постановили, чтобы римский двор вернул поместья, которые он незаконно присвоил.

Приговор, справедливость которого невозможно было опровергнуть, привёл Григория в исступление. Он начал действовать, и вскоре ему удалось натравить сыновей Людовика Благочестивого на отца. Когда же Лотарь открыто объявил о своём выступлении против Людовика, папа сразу же прибыл во Францию, чтобы оказать поддержку принцу.

Следуя евангельским заветам, он, как истинный миротворец, прибыл в лагерь к Людовику, будто бы для того, чтобы добиться его согласия на примирение с сыновьями. Воспользовавшись чрезмерной доверчивостью короля, он не терял даром времени. Папа изучал расположение его войск, подстрекал полководцев к измене, прибегая к посулам и угрозам.

В ту же ночь, когда Григорий отбыл из лагеря, солдаты перешли на сторону Лотаря, и Людовик, охваченный отчаянием, сражённый чудовищной изменой, сдался.

Но Григорий IV этим не удовлетворился: жажда мести вспыхнула в нём ещё сильнее, когда он узнал, что при встрече с отцом сыновья Людовика ещё оказывают ему какой-то почёт. Папа настоял на том, чтобы сыновья объявили Людовика пленником и лишили королевского звания. Облачив короля в покаянную рубаху, они заставили его в присутствии многочисленной толпы открыто покаяться во всех преступлениях, которые он якобы совершил против своих сыновей. После этого Лотарь заточил отца в монастырь и сам занял престол. Организовав и освятив захват власти, Григорий IV с триумфом вернулся в Италию. Однако, спустя некоторое время подданные, возмущённые поведением Лотаря, восстали против него и возвратили трон Людовику. Старый король в свою очередь захотел отомстить первосвященнику. Что ж, согласимся, желание вызвано чувствами, вполне нам понятными. К сожалению, вместо того чтобы самому отправиться в Рим расправиться с трусливым мошенником, Людовик, по наивности, послал своих представителей, препоручив им расследовать, участвовал ли Григорий в заговоре его сыновей. Святой отец, разумеется, разразился клятвами, отрицая свою причастность к этому делу. Чёрт возьми! Его клятвы ровно ничего не стоили, как и клятвы его коллег! Григорий присягнул на святом евангелии, что им руководили самые благие намерения, заверял Людовика в преданности, предлагал свои услуги против его сыновей, называя их мятежниками, осыпал посланцев подарками.

Небольшие подарки укрепляют дружбу! Людовик Благочестивый - кстати, он действительно оправдывает своё прозвище - имел слабость всё простить и сыновьям и папе. Позже он зашёл в своей милости так далеко, что обещал оказать даже помощь святому престолу против Лотаря, когда Лотарь, возмущённый новым предательством папы, приказал своим офицерам жестоко расправиться со служителями католической церкви и самим папой.

Григорий IV вскоре умер. Не то бы он, несомненно, проявил свою чрезмерную доброту по отношению к французскому монарху, разыграв с ним очередной грязный трюк.

Вот каких шулеров предлагает духовенство почитать своим безропотным овцам! А папа Пий девятый распространяет декрет о непогрешимости папы! Даже и этого списка достаточно, чтобы создать отличный музей всех видов порока!


СВИНОЕ РЫЛО.

Папа Сергий IIСергий II

Oporci, что означает Свиное рыло, - так звали папу, сменившего Григория четвёртого. После избрания он поторопился изменить своё имя на Сергия. С тех пор вошло в обычай менять имя, вступая на святой престол.

Сергий II был, говорят, неплохим человеком, но, к несчастью, у него был брат Бенедикт; этот брат, облечённый административной властью, замучил людей своим лихоимством.

Шулер он был отъявленный, украсть или ограбить он мог со столь же спокойной совестью, как другой человек подаёт милостыню.

Бенедикт продавал с публичных торгов звания епископов, и тот, кто платил больше, одерживал победу. Если папы не бесчинствуют сами - безобразничают их близкие!

И в том и в другом случае те, кто пребывает под папской эгидой, ничего не теряют.


МОНАХИНИ И СВЯТОЙ ОТЕЦ.

Папа Лев IVЛев IV

В отношении Льва четвёртого, преемника Сергия второго, мнения разделились. Большинство католических авторов превозносили его добродетель; другие же, не менее просвещённые писатели, утверждали, что святой отец основал женский монастырь в собственном доме и проводил время в самых гнусных оргиях. Его обвиняли в омерзительной скаредности, ссылаясь на свидетельство знаменитого аббата Луи де Феррье. Этот аббат рассказывает, что, перед тем как отправиться в Рим послом, он должен был запастись богатейшими дарами, "ибо без этой необходимой предосторожности невозможно и приблизиться к Льву четвёртому".

В ту эпоху в Риме считалось вполне естественным, что сановники церкви запускали руку в карман своих подчинённых. Лев IV, как пиявка, высасывал из народа последние соки и тратил огромные суммы на свои чудовищные пиршества.

Римский народ изнывал в нищете, в то время как папа Лев реставрировал церковь святого Петра, разрушенную арабами. Он скупал драгоценные ткани, балдахины, ковры, гобелены; покрыл золотом кресты, сосуды и подсвечники; водрузил на мнимой гробнице святого Петра золотую плиту, украшенную драгоценными камнями, увековечив на барельефе свой и королевский портреты. Гробницу обрамлял широкий серебряный бордюр редчайшей резьбы. Однако, всё перекрывала огромная дарохранительница из серебра, весом в тысячу шестьсот фунтов.

Трогательный пример христианского бескорыстия!

В общем итоге на украшение церкви святого Петра и награды её священникам папа истратил три тысячи восемьсот шестьдесят ливров серебром и около двух тысяч золотом.

Несчастным, добывающим хлеб в поте лица своего, испытывающим куда больше лишений, нежели положено терпеть человеку за грехи прародителя нашего Адама, первосвященник обещал царство небесное, ежели они будут покорны...

Посему, вооружитесь терпением!


ПАПЕССА ИОАННА.

Несмотря на энергичные протесты некоторых фанатиков, существование папессы Иоанны установлено и неопровержимо доказано. Сменив Льва четвёртого, она восседала на святом престоле под именем Иоанна восьмого около двух лет.

Чтобы не обнаружить своего пола, она была вынуждена сохранять в строжайшей тайне свои любовные похождения и благодаря этому завоевала безупречную репутацию среди населения; слава о её высокой добродетели так прочно утвердилась в Риме, что её единодушно избрали папой.

Впрочем, она занимает достойное место среди жестоких и порочных пап, ибо добродетель её не что иное, как маска, которую она лицемерно носила с самых ранних лет, дабы утолить своё необузданное честолюбие.

Смерть Иоанны была трагична: в день вознесения, которое, как обычно, знаменуется крестным ходом, папесса в парадном облачении первосвятителя, в порфире, во главе процессии, верхом на коне, согласно установленному ритуалу, окружённая свитой епископов и сановников, вельможами и многотысячной толпой, торжественно направилась в базилику святого Петра.

По пути родовые схватки одолели её с такой силой, что она упала с лошади. Терзаясь, она каталась по земле и издавала нечеловеческие вопли. Наконец, разорвав покрывавшие её священные одежды, в страшных конвульсиях она разрешилась от бремени.

Рассвирепевшие священники не только не позволили оказать ей помощь, но, окружив её плотной цепью, как бы желая укрыть от любопытных взоров толпы, проклинали, осыпали грязными ругательствами, пока она не испустила дух.

Во время её предсмертной агонии эти изверги задушили ребенка, которого она произвела на свет.

Главный аргумент христианских писателей, настойчиво отрицавших существование папессы Иоанны, основан на том, что бог никогда не допустил бы такого вопиющего позора и потому престол святого Петра, учреждённый самим Иисусом, не могла занимать распутная девка.

Довод, конечно, солидный!

Нам остается только повторить тот самый вопрос, который некогда задал историк Морис Лашатр: "Как мог терпеть создатель все преступления, богохульства и гнусности епископов Рима?.. Как мог творец допустить, что святой престол растоптали в грязи папы-еретики, вероотступники, блудодеи и убийцы?"

Бароний, один из самых рьяных защитников папства, вынужден признать, что папы Бонифаций VI и Стефан VII являются мерзкими извергами, опозорившими своими деяниями дом господень; он их обвиняет в том, что они превзошли самых жестоких гонителей церкви.

Епископ Женебрар утверждает, что "в течение двух веков святой престол занимали чудовищно распутные папы, их следовало бы называть апостатическими, а не апостолическими; церковными делами управляли женщины, престол первосвященника все эти годы находился в спальне куртизанки". И действительно, Теодора и Мароция, наглые блудницы, фактически распоряжались всем Римом как хотели: они сажали на трон святого Петра своих возлюбленных или сыновей, и летопись сообщает об этих женщинах такие возмутительные подробности, что ваш покорный слуга не рискует их привести.

Это всё история, господа клерикалы. Это ваша история!


КОМУ ТИАРА?

Папа Бенедикт IIIБенедикт III

Бенедикт третий взошёл на престол после смерти папессы Иоанны. Его избрание возмутило Анастасия, священника, у которого было много сторонников среди сановной знати. Честолюбивый соперник ворвался в Латеранский дворец; осыпая его ругательствами, сорвал священные одежды с Бенедикта и даже, прошу прощения, избил его своим кардинальским крестом, после чего сдал его на попечение двум священникам. Священники в свою очередь, чтобы снискать милость нового хозяина, обвязали несчастного Бенедикта веревками и, погоняя палками, выгнали из дворца.

Анастасий недолго наслаждался победой: в Риме вспыхнул мятеж, на улицах начались свалки между папистами и антипапистами, и в конце концов Анастасия с позором выгнали из дворца.

Тиара вновь перешла к Бенедикту, и он сохранил её до своей смерти, последовавшей через три года.


ОМЕРЗИТЕЛЬНЫЕ ПОДРОБНОСТИ.

Может быть, только латынь способна пристойно передать глубину гнусностей, которыми полна история папства, и тех преступлений, в которых наместники святого Петра лично или косвенно были замешаны.

По предложению архиепископа Реймсского Гинкмара Бенедикт III собрал церковников для суда над диаконом Губертом, братом Теутберги – жены короля Лотаря.

Почтенный диакон Губерт превратил женский монастырь в лупанарий и собирал огромные доходы с этого позорного промысла.

Помимо всего прочего, Гинкмар обвинял Губерта в преступной связи с королевой - его сестрой.

По сему поводу Гинкмар направил первосвященнику письмо, где подробно рассказал о кровосмесительной связи красавицы Теутберги с братом. По словам архиепископа, королева призналась, что Губерт в порыве самых нежных чувств соблазнил ее, в результате чего она забеременела, и брат, чтобы сохранить в тайне роковое происшествие, убил плод их любви. "Никогда, - добавляет учёный прелат, - женщина не способна зачать, не находясь в интимных сношениях с мужчиной... Пресвятая дева понесла плод только по особому разрешению господа и, сделавшись матерью, сохранила девственность нетронутой девушки..."

Исписав немало страниц на эту тему, прелат просил извинения у первосвященника за непристойности, которых он, если учесть его сан, должен был бы избежать, но не сумел этого сделать.

Несомненно, было бы гораздо умнее подумать об этом в начале письма и смягчить свой стиль; но тогда потомство лишилось бы превосходного литературного памятника, свидетельствующего как о деяниях, так и об образе мыслей церковников.

Будем считать, что нам повезло!


ДАМСКИЕ ПРОДЕЛКИ.

Папа Николай IНиколай I

Бенедикт III умер, не дождавшись суда над диаконом Губертом и его сестрой Теутбергой. Святой престол пустовал целый месяц; римляне ожидали приезда Людовика Немецкого для избрания нового папы.

Когда король явился, приступили к выборам. Большинство голосов получил Николай, молодой священник из знатного рода, служивший секретарем у Бенедикта.

Уже во время церемонии посвящения новый папа энергично проявил себя как ревностный защитник авторитета папской власти; при этом он обнаружил больше наглости и высокомерия, чем все его предшественники.

Он пожелал, чтобы король стоял с непокрытой головой при его появлении и пешком сопровождал процессию, ведя под уздцы его коня от базилики святого Петра до Латеранского дворца. В довершение, прощаясь со святым отцом, король-святоша пал ниц и, трижды стукнув лбом землю, облобызал папскую туфлю!

Об обвинении, которое выдвинул архиепископ Гинкмар против Теутберги и Губерта, уже было совсем забыли (подобные скандалы случались довольно часто, и клир о них не вспоминал), если бы брата и сестру вновь не застигли на месте преступления. Супругу злополучного Лотаря заключили в монастырь до вынесения приговора епископами королевства. Но королева, страшась мести супруга, бежала из монастыря с братом Губертом, надеясь найти защиту у Карла Лысого. По-видимому, этот монарх, несмотря на лысину, всё же обладал какими-то чарами, ибо госпожа Теутберга поторопилась стать его возлюбленной.

Однако, королеве трудно было примириться с положением рядовой фаворитки, и потому с дерзостью, достойной её сана, она отправилась к папе, чтобы обжаловать обвинение, выдвинутое против неё французскими епископами; Лотарь, со своей стороны, опасаясь, как бы его неверная супруга не восстановила против него святого отца, поспешил направить своих послов в Рим, чтобы они предупредили Николая первого, на какие каверзы способна распутная королева.

Но первосвященник уже попал под влияние Теутберги, равно как и все прелаты римского двора: они ни о чем другом и не мечтали, как быть соблазненными такой красоткой.

Короче говоря, собор объявил королеву невиновной и, грозя отлучением, обязал Лотаря вернуть к себе жену.

Церковная справедливость, подобно водевильной актрисе, обожает всяческие проказы!

Ещё один эпизод из этой же эпохи. Немного позже, после того как короля Лотаря наградили пожизненным титулом рогоносца, папа созвал новый собор, который должен был рассмотреть обвинение в адюльтере, выдвинутое против красавицы Ингельтруды, дочери герцога Матфрида и супруги герцога Босона Ломбардского, от которого она, украв драгоценности, сбежала с любовником.

На сей раз незадачливый супруг простил виновную, но отнюдь не раскаявшуюся супругу и, всё ещё любящий, пытался изо всех сил вернуть её. Убедившись, что все его мольбы напрасны, герцог решился просить папу употребить своё влияние и заставить неверную жену исполнить свой долг перед королём и... королевством. Вняв просьбам Босона, Николай I созвал в Милане собор, куда также вызвали Ингельтруду: её присутствие в какой-то степени помешало бы благородному собранию отлучить её от церкви. Если бы слово "заткнись" существовало в словаре той эпохи, то, надо полагать, бесстыдная супруга сумела бы достойно ответить первосвященнику. Но, не располагая подобным оружием, она просто отказалась отвечать и не воспользовалась приглашением. Её осудили, но ни анафема, ни увещевание не произвели должного действия. Получив постановление об отлучении, Ингельтруда бросила его в огонь и подняла послов на смех: "Если вашему святому отцу угодно созывать соборы, исправлять жён, вмешиваться в адюльтеры, то передайте ему, что он попусту тратит время, издавая церковные указы. Пусть лучше займется исправлением своего омерзительного клира; пусть запретит монашкам рожать и выгонит содомитов из собственного дома!"

Известие о том, какой приём был оказан его послам, привело папу в неописуемое исступление. Он тут же приказал епископам Лотарингии изгнать распутницу из города, угрожая второй анафемой, если она не вернется к мужу. Ингельтруда, ясно выразив своё отношение к угрозам и церковным проклятиям, преспокойно удалилась к епископу Кельнскому и, не боясь огласки, стала возлюбленной этого прелата, Попытайся она по примеру благоразумной Теутберги поехать в Рим на личную аудиенцию к папе, вместо проклятий её, несомненно, ожидало бы благословение святого отца. Собираясь разразиться третьей анафемой против Ингельтруды, папа и сам пообещал простить виновную, если она явится лично к нему и привезет с собой соответствующую сумму серебра.

Святой отец кроме визита дамы требовал ещё и платы...

Комментарии излишни!


АРХИЕПИСКОП ОСУЖДАЕТ НИКОЛАЯ ПЕРВОГО.

Если папа Николай I терпел иногда неудачи, имея дело со слабым полом, то от светской власти и церковных магнатов он требовал полного признания своего авторитета. Его безграничное высокомерие, как и его указы, вызвали сильную оппозицию со стороны некоторых сановников католической церкви. Собор, созванный в Меце и состоявший из епископов короля Лотаря, объявил, что, несмотря на указы святого отца, он полностью оправдывает поступок короля - его развод с Теутбергой.

Готье, архиепископу Кельнскому, и Теутгоду, архиепископу Трирскому, поручено было вручить святому отцу решение собора. Николай I обозвал съезд в Меце сборищем негодяев и воров, отменил решение собора и лишил епископского сана французских прелатов.

Теутгод и Готье не поддались угрозам и послали нижайшую просьбу королю, чтобы тот покарал папу, осмелившегося оскорбить королевских представителей.

Вот некоторые выдержки из послания архиепископа Готье к святому отцу: "Первосвященник, ты оскорбил нас, как и наших собратьев, ты оскорбил все людские права, нарушил уставы церкви, ты превзошёл в своих поступках всех твоих высокомерных предшественников. Твой совет состоит из таких же продажных, разнузданных и бесчестных священников и монахов, как и ты сам... Как алчный вор, ты захватил все церковные сокровища... ты душитель христиан... Трусливый тиран, ты носишь имя раба рабов и прибегаешь к предательству, используешь золото и сталь, чтобы быть господином господ... Ты осмеливаешься называть нас нечестивыми? Но как же ты назовешь клир, который курит фимиам твоему могуществу, воспевает твою власть? Как ты назовешь своих медноголовых священников, этих исчадий ада, у которых сердца из металла, а чресла из грязи Содома и Гоморры? Эти служители созданы, чтобы пресмыкаться перед тобой. Гордец, они подобны тебе, они вполне достойны Рима, этого ужасного Вавилона, который ты называешь вечным и непогрешимым святым городом. Да, это когорта священников, оскверненных прелюбодеяниями, кровосмесительством, насилиями, отравлениями и убийствами, достойна того, чтобы изображать твою проклятую свиту, ибо Рим - логово всех пороков, обиталище демонов и твое, папа, ибо имя тебе - сатана!"

Послание это, столь ярко рисующее нравы римской церкви, тем более любопытно, что оно получило одобрение довольно значительного числа епископов, которых ещё не успела коснуться римская зараза.


ПЕРСТ БОЖИЙ.

В ответ на жалобу архиепископов Кельнского и Трирского Людовик второй, возмущённый поступком папы, во главе армии двинулся на Рим для защиты низложенных прелатов. Святой отец, собираясь дать отпор зазнавшемуся королю, приказал повсюду отслужить молебны, дабы возбудить фанатизм римлян. Но папские орды вскоре дрогнули под натиском войск монарха.

Тогда папа стал выжидать, а его верные соратники действовали исподтишка. Ждать пришлось недолго: вскоре пришла весть о внезапной кончине одного из королевских офицеров, разбившего во время общей свалки крест, украшенный драгоценностями. На его трупе выступали чёрные пятна, явные признаки сильного яда. Сам же король подвергся приступам мучительной лихорадки. Клерикалы завопили о чуде: господь покарал врагов церкви. И невежественный народ уверовал в чудо.

Испуганный Людовик униженно согласился на все требования папы, и Николай первый с триумфом возвратился во дворец. Свою победу он отметил грозным приказом: французским прелатам под страхом пытки предписывалось немедленно покинуть дворец.


МОРАЛЬ ПЕРВОСВЯЩЕННИКА.

Однажды болгарский царь Богорис, принявший христианство, направил к святому отцу своих представителей с богатыми дарами. Они должны были получить от папы указания по вопросам, касавшимся религии. Вот ответ первосвященника:

"Вы сообщаете нам, что крестили своих подданных, вопреки их согласию, вследствие чего возник мятеж, угрожавший вашей жизни. Хвала вам, ибо вы поддержали ваш авторитет, приказав убить заблудших овец, отказавшихся войти в овчарню; вы ничуть не согрешили, проявив столь священную жестокость; напротив, хвала вам, ибо вы уничтожили врагов, не пожелавших войти в лоно апостольской церкви, тем самым вы открыли царство небесное народам, подвластным вам. Да не убоится царь совершать убийства, если они могут держать его подданных в повиновении или подчинить их вере христианской! Бог вознаградит его за грехи в этом мире и в жизни вечной". Какой человек не содрогнется при чтении этих строк! Быть может, кто-нибудь даже усомнится в их достоверности, но, как ни прискорбно, цитаты, приведённые здесь, взяты из подлинных исторических документов. К тому же разве мысли, высказанные в этом письме, - исключение? Увы, так было на протяжении всей истории католицизма.

Если рай существует на самом деле, не лучше ли честному человеку пустить пулю в лоб, чем случайно или по ошибке очутиться в этой святой компании!


ЕПИСКОП-БРАТОУБИЙЦА.

Иоанн VIIIИоанн VIII

Во время Понтификата Иоанна восьмого, сто одиннадцатого папы, герцог Неаполитанский Сергий заключил альянс с сарацинами, несмотря на строгий запрет пресвятейшего отца. В наказание за его самовольные действия разгневанный папа приказал епископу Афанасию, родному брату злополучного герцога Сергия, напасть на него ночью, выколоть ему глаза и отослать в Рим. Прелат с готовностью выполнил требование папы, ибо подобная оказия давала ему возможность унаследовать Неаполитанское герцогство.

Иоанн не только утвердил в правах узурпатора, разразившись при этом похвальными речами, но послал братоубийце четыре тысячи унций серебром - в награду за усердие.

Покарав непослушного герцога, первосвященник тут же сам договорился с неверными.

Правда, с его точки зрения (мы имеем в виду точку зрения церковную), его оправдывало одно обстоятельство: он заранее знал, что нарушит этот договор. Святому отцу надо было потянуть время, ибо греческие войска обещали прийти ему на помощь.

Вот вам ещё один штрих, характеризующий церковную мораль!

Итак, папа ждал подкрепления, надеясь расправиться с сарацинами; он мечтал устроить хорошенькую резню и извлечь из неё все выгоды, какие возможны.

По договору сарацины должны прекратить набеги на церковные владения, за что папа обязывался выплачивать им двадцать тысяч унций в год.

И вот Иоанн, вероятно, прикинул: чем платить каким-то басурманам, дай-ка я возьму и всех их перережу!

Увы, планы святого отца были опрокинуты врагами более серьёзными, чем арабы.

Ламберт, сын Гюи, герцога Сполето, и некоторые другие вельможи, возмущённые политикой Иоанна восьмого, во главе многочисленных войск напали на Рим, не встретив никакого сопротивления, овладели святым городом, осадили Латеранский дворец и вскоре захватили его. Ламберт собственноручно извлёк папу из-за портьеры, за которой тот прятался, и запер его в одну из зал собора святого Петра. Затем победители облачили папу в покаянную рубаху и сдали на попечение суровому иноку, а уж тот помог папе вымолить у бога прощение за все свои грехи.

Зачинщики провозгласили Карломана императором Италии, рассчитывая обрести в нём благодарного защитника, если Иоанн VIII вздумает что-либо предпринять; впрочем, проучив таким образом папу, они считали себя в безопасности от всяких поползновений со стороны святого отца.

Однако, Иоанн VIII не зевал: получив свободу, он созвал собор и отлучил от церкви Ламберта и других герцогов, замешанных в этом деле. Затем святой отец отправился в Галлию, надеясь собрать там достаточно сильную армию и отомстить за перенесённые унижения.

Он созвал собор в Труа, упрашивал епископов и сеньоров вооружить корабли, умолял короля раздать оружие вассалам для защиты святого престола. Начав свою речь патетически, он кончил угрозой: "Трепещите, как бы не навлечь на себя кару, ибо она суждена всем властителям, отказавшимся встать на защиту своего первосвященника!.. Сеньоры и епископы, внемлите мне, я заклинаю вас без промедления пожертвовать вашим добром, вашими женами и вашими детьми и умереть во славу святого престола!"

В ответ на это собор многозначительно молчал.

И папа, возлагавший большие надежды на собор в Труа, удалился, крайне недовольный. Уходя, он пробурчал нечто невразумительное. Вполне возможно, он произнес по-латыни: "Что ни говори, а тяжела ты, шапка папы!"


ПАПА-ФАЛЬСИФИКАТОР.

Папа Иоанн VIIIИоанн VIII

Речь идёт всё о том же пресловутом Иоанне восьмом. Во время одной из дискуссий на соборе в Труа епископы представили папе завещание Карла Лысого, в котором король передавал своему сыну Французское королевство, присоединив к нему духовный меч святого Петра - свидетельство того, что речь идёт также об Италии и императорском звании.

Прелаты от имени короля предложили папе утвердить это завещание.

Иоанн охотно согласился, поставив одно скромное условие.

Он объявил, что имеет неотъемлемое право на аббатство Сен-Дени, якобы подаренное ему Карлом Лысым, и, предъявив документ, предложил Людовику Заике утвердить дарственную грамоту в обмен на империю.

Самые поверхностные расследования показали, что святой отец состряпал обыкновенную фальшивку. Однако, этому тиароносному подлецу не дали коленкой под зад, как он этого вполне заслуживал; впрочем, аббатство приносило короне большие доходы, и у короля хватило здравого смысла не менять его на пустой и бесполезный титул.

Как видите, Иоанн VIII обладал всеми надлежащими качествами, чтобы числиться в ряду пап первого ранга. Увы, к сожалению, мы не можем добавить, что церковь причислила его к лику святых.

По забывчивости или из-за несправедливости - всё равно одинаково прискорбно!


МЕСТЬ РИМЛЯНКИ.

Иоанн VIII умер в 882 году. Анналы знаменитого Фульдского аббатства сообщают о его кончине весьма любопытные подробности. Этот злополучный папа внезапно влюбился в... женатого мужчину; однажды он даже решился похитить своего возлюбленного, чтобы без помехи предаться с ним губительной страсти.

Супруга этого любопытного субъекта - то ли из ревности, то ли по другим соображениям - решила отомстить папе-соблазнителю. И отравила его. Сообщники её, увидев, что яд недостаточно быстро действует, проникли ночью в апартаменты святого отца и ударили его молотком по черепу. Кардинал Бароний добавляет к этому рассказу короткое примечание в духе надгробной эпитафии: "Подобная смерть вполне достойна этого гнусного папы".

Что ж, откровенно говоря, мы всецело присоединяемся к его мнению.


Папа Иоанн VIIIМартин II

ЗАЖИВО РАЗЛАГАЯСЬ...

Преемник содомита Иоанна восьмого был возведён на престол под именем Мартина второго. Новый папа проявил себя таким же плутом в политике, таким же распутным и высокомерным, как его предшественник Иоанн восьмой. Его бренное существование длилось недолго: он просидел на троне всего один год и пять дней - вот и всё его преимущество перед Иоанном восьмым.

Скончался он в 884 году, только в его смерти не повинен никто. Папа Мартин был абсолютной развалиной ввиду своего образа жизни и заживо разложился, прежде чем испустил дух. Бррррррр!

читать далее...

 
   

Telecar © 2008